Архив рубрики: МмБ

Трудно ли быть музыкальным Экспертом? | Is it difficult to be a music Expert?

В последнее время всё чаще разгораются споры в интеллектуальной сфере. С широким внедрением в нашу повседневную жизнь Интернета феномены копирования («воспроизведения») и распространения цифрового контента достигли своего апогея, в том числе при незаконных действиях с авторскими произведениями. Права на копирование (англ. copyright) для многих правообладателей интеллектуальной собственности стали неплохим приработком, ведь за нарушения можно получать финансовую компенсацию, которая, к примеру, в Российской Федерации может колебаться от 10 тысяч рублей до пяти миллионов за каждый случай нарушения авторского права. Кроме того, телекоммуникационные связи способствуют тому, что любая информация об интеллектуальной собственности, как и сама эта собственность, может разлететься по всему миру мгновенно, в буквальном смысле слова, по щелчку (мыши). Поклонники часто присылают на электронку своему кумиру те произведения, которые, как им кажется, очень напоминают его творения. И тем самым нередко инициируют судебные тяжбы. Словом, всемирная Сеть в этом деле теперь играет главную роль.

Многие деятели искусства (настоящего или того, что отдалённо его напоминает) уже столкнулись с этой проблемой. Участились такие случаи и в музыкальной индустрии. Одним из последних нашумевших примеров является спор французского композитора Маруани с российским певцом Киркоровым по поводу песни «Жестокая любовь» (композитор Попков). Осенью 2016 года различные СМИ наперебой передавали историю о «плагиате», рассказанную лидером диско-группы Space. Особенно отличился новостной телеканал Life:

Кто же может разрешить эту проблему, если стороны настаивают каждая на своём? — Конечно, в первую очередь, — музыкальный эксперт. Но, как оказалось, именно экспертов по данному вопросу у нас практически и нет. Одни музыковеды, композиторы и юристы ограничиваются ругательствами, другие делают нелепые выводы о процентном соотношении (интересно, что такое один процент музыкального произведения?! Но спасибо, что хоть не в килограммах измеряли!), а третьи пытаются проводить музыкальный анализ. Да-да, именно “пытаются”, потому как сравнительным анализом их “экспертные” заключения можно считать лишь с большой натяжкой. И любая профессиональная рецензия легко отметёт в сторону результаты такой псевдо-экспертизы.

В чём же дело? Чтобы написать экспертное заключение, нужно не только обладать знаниями и навыками в специализированном музыковедческом анализе, но и свободно ориентироваться в законодательстве об экспертной деятельности, об авторском праве и смежных правах. Но ведь попытка — не пытка? И вот, наконец, одна такая “экспертиза” готова… Научно-консультативное заключение о ней не заставило себя ждать, и было опубликовано на сайте адвоката Трунова, который представляет интересы Маруани.

http://www.trunov.com

Это подробная рецензия доктора юридических наук Галяшиной на коллективное экспертное заключение трёх сотрудников РАМ им. Гнесиных по поводу вышеупомянутого «плагиата». Юрист в частности справедливо отмечает, что в Заключении экспертной группы не указано ни квалификации экспертов, ни их компетенции, ни их опыта работы экспертами, ни занимаемых ими в уважаемом образовательном учреждении должностей, собственно, даже имена не указаны, — одни только инициалы. А “утвердил” этот удивительный документ… сам ректор вуза, ну ни дать ни взять, прямо как руководитель некоего судебно-экспертного учреждения.

Ну да ладно, это всё юридические тонкости, — скажете вы и будете неправы! Потому что документ этот удивителен и с другой стороны. Ведь и сравнительный анализ (вернее его зачатки) двух песен выполнен с явными огрехами. Очевидно, что “эксперты”, а по совместительству преподаватели известного российского вуза (как выяснилось, это доктора и кандидаты наук, профессора, зав. кафедрами) не умеют… проводить качественный анализ по слуху. Не верите? — Судите сами. Например, в вокальных мелодиях припевов обеих песен они указывают на одинаковую нисходящую секвенцию с квартовым скачком вверх. И, надо сказать, что в песне A Symphonic Space Dream так и есть… Но в припеве «Жестокой любви» Киркорова второго квартового скачка часто нет. Там во втором звене указанной секвенции восходящий мелодический ход происходит чаще не на кварту, а на октаву. Да и само это звено от первого значительно отличается:

Убедительного вывода, почему всё-таки анализируемые произведения не содержат неправомерного заимствования, тоже так и не сделано…

Дальнейшие поиски недочётов и явных огрех продолжать не будем — вы сами легко сможете это сделать, тем более что сия “экспертиза” выложена для всеобщего обозрения вместе с рецензией. Отметим лишь, что байками о совпадающих и несовпадающих «процентах» тут дело не решить. Для полноценного профессионального сравнительного анализа мало иметь музыкальное образование и степени, — здесь надо быть именно музыкальным экспертом, широкопрофильным медиаспециалистом, апеллирующим к синтаксическим единицам музыкального материала. А это уже требует наличия дополнительных квалификаций и, естественно, огромного опыта.

Автор текста: Максим Бысько

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 19 | Picture Story No. 19

Второй Фестиваль Медиамузыки | Second Mediamusic Festival

Отчёт со Второго Фестиваля Медиамузыки

Лицензия Creative Commons

Классика кино | Classics of cinema

24 июня 2017 года в Государственном концертном зале имени П. И. Чайковского состоялась Торжественная церемония вручения Премии имени Дмитрия Шостаковича за вклад в мировую музыкальную культуру. Напомним, что учредителем этой премии является Международный благотворительный фонд Юрия Башмета, вот уже более двадцати лет представляющий свои уникальные проекты в области культуры и искусства. За годы существования Премии её лауреатами стали выдающиеся исполнители и деятели культуры: Гидон Кремер, Томас Квастхофф, Валерий Гергиев, Виктор Третьяков, Анна-Софи Муттер, Ольга Бородина, Ирина Антонова, Наталья Гутман, Евгений Кисин, Максим Венгеров, Алексей Ратманский, Ефим Бронфман, Денис Мацуев, китайский композитор Тан Дун.

На этот раз её лауреатами стал творческий союз — кинокомпозитор Эдуард Артемьев и кинорежиссёр Никита Михалков. Премию им вручали президент фонда, народный артист России — Юрий Башмет и учредитель фонда, президент «Трансконтинентальной МедиаКомпании» — Александр Митрошенков. Торжественный вечер, названный «Классика кино», вели известные телеведущие Дарья Златопольская и Борис Корчевников.

Встреча Эдуарда Артемьева и Никиты Михалкова состоялась в далёком 1971 году. Первой совместной работой творческого дуэта стал дипломный фильм выпускника ВГИКа Никиты Михалкова — «Спокойный день в конце войны». За прошедшие с их первой встречи без малого полвека Артемьевым и Михалковым созданы такие шедевры, как «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Несколько дней из жизни И. И. Обломова», «Раба любви», «Родня», «Утомлённые солнцем», «Сибирский цирюльник»…1

1 Кстати, на пресс-конференции, предшествовавшей концерту, отвечая на вопрос о ближайших творческих планах, Н. С. Михалков признался, что в настоящее время он пишет сценарий нового фильма «Шоколадный револьвер», музыку к которому также создаст Эдуард Артемьев.

Фрагменты из музыки этих кинофильмов прозвучали в исполнении Государственной академической хоровой капеллы им. А. А. Юрлова (художественный руководитель — Геннадий Дмитряк) и Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под управлением маэстро Юрия Башмета. Также на торжественном вечере прозвучали сочинения Баха, Малера, Вагнера, Р. Штрауса и И. Штрауса, Свиридова и Шостаковича — музыка, используемая в кинофильмах Андрея Тарковского («Зеркало»), Лукино Висконти («Смерть в Венеции»), Фрэнсиса Форда Копполы («Апокалипсис наших дней»), Стэнли Кубрика («Космическая Одиссея 2001 года»), Владимира Басова («Метель»), Александра Файнциммера («Овод»).

Как известно, многие направления современной музыки (и киномузыка в этом смысле не исключение) базируются на новом звукосозерцании и новой поэтике звука, в том числе обусловленной обращением к электронике и сонорной технике композиции — одной из главных сфер новаторства в Новейшей музыке, выдающимся представителем которой и является композитор Эдуард Артемьев. В своём творчестве он совершил прорыв в новые звуковые миры. Неслучайно, что его давний партнёр и многолетний друг Никита Михалков сказал о нём: «Я не знаю другого композитора, который может отказываться от своей музыки ради шелеста листьев или шагов по половицам… Потому что для такого художника, такого композитора, как Артемьев, музыка — это всё, что звучит на свете, включая голос, воду, шелест травы… Это гениальный композитор, который всю жизнь живёт музыкой. Он сам — музыка».

Действительно, композитору Эдуарду Артемьеву подвластны любые жанры и музыкальные формы: от оратории и кантаты — до рок-оперы, от симфонии и концерта — до электроакустической музыки. Но музыка кино всегда была и остаётся его любимой творческой мастерской. Во время торжественной церемонии вручения Премии композитора Эдуарда Артемьева, которому в этом году исполняется 80 лет, зал приветствовал стоя. В финале вечера Эдуард Николаевич подчеркнул: «В современном мире мы привыкли воспринимать всё через зрительные образы. Может быть, поэтому соединение музыки и кино даёт такой потрясающий эффект. Киномузыка будоражит сразу все наши чувства».

Автор текста: Ирина Новичкова

Лицензия Creative Commons

Музыкальное оформление YouTube-фильма | Musical design of YouTube-film

На первый взгляд кажется, что никакой разницы между музыкальным оформлением кинофильма (или телефильма) и интернет-фильма не существует. Кажется, что кинотеатр (в том числе домашний), телеканал и Всемирная сеть — это всего лишь среды, в которых представлен тот или иной фильм. Мы давно привыкли к тому, что кинофильмы показывают по телеканалам, кинотеатры принимают прямую телевизионную трансляцию, а в Интернете выложены десятки тысяч видеофильмов. Действительно, производители аудиовизуальных произведений сегодня имеют собственные электронно-цифровые сетевые ресурсы, на которых распространяют свою кинематографическую продукцию. Нередко даже на бесплатной основе, как это можно видеть на партнёрских YouTube-каналах Киноконцерна «Мосфильм» или Киностудии «Ленфильм».

Однако не всё так однозначно. Во-первых, с точки зрения использования музыкального материала. Дело в том, что сегодня существуют специальные открытые онлайн-фонотеки с музыкальными треками и звуковыми эффектами, которые можно бесплатно использовать при производстве интернет-фильма (оригинальная композиторская музыка слишком затратна для интернет-индустрии). Наверное, самой известной такой «свободной» фонотекой является Фонотека YouTube, предоставляющая пользователям-производителям беспрепятственно использовать свои звуковые материалы в фильме, который будет в дальнейшем выложен на одноимённом видеохостинге (в том числе и с коммерческой целью). Заметьте, что выложив фильм с заимствованной музыкой Фонотеки YouTube на других хостингах, вы, скорее всего, нарушите авторские права композиторов (аранжировщиков) и смежные права исполнителей и изготовителей фонограмм.

YouTube-фильм

Это касается и телевизионной трансляции. Именно поэтому скандально-известный российский документальный YouTube-фильм «Он вам не Димон» (2017, ФБК), невозможно показывать на телеканалах. Видеофильм-расследование, не содержащий титров с указанием правообладателей музыки, открывается заставкой, оформленной треком Cataclysmic Molten Core (Jungle Punk), который по существующей лицензии можно использовать только в видеопродукции для YouTube:

Конечно, уладив все взаимоотношения с правообладателями и добавив титры с указанием авторов сценария, режиссёра и композиторов, фильм можно превратить в телевизионный. Но правовой вопрос часто не является единственным отличием интернет-фильма. Тот же фильм ФБК является лишь частью мультимедийного исследовательского проекта в Сети, который содержит электронные тексты, слайд-шоу, гиперссылки, интерактивные схемы.

Собственно, и сам интернет-фильм может быть интерактивным, требующим пользовательского выбора. В этом случае его в принципе затруднительно перенести на телеэкран или в кинозал, — хотя такие примеры есть: взять, к примеру, недавний швейцарско-британский кинофильм Тобиаса Вебера Late Shift /Ночная игра/ (2016), при просмотре которого кинозрители при помощи интернет-приложения Ctrlmovie голосуют за тот или иной вариант сюжета, предложенный режиссёром (отсюда 7 вариантов финала)*:

* Для справки: первым интерактивным фильмом в мире был фильм "Киноавтомат" (1967, режиссёр Радус Синсера), произведённый в коммунистической Чехословакии и представленный на выставке в Монреале.

Аналогично небольшая британская компьютерная кинокартина Being Henry /Быть Хенри/ (2011, режиссёр Ник Гордон, Land Rover) предлагает зрителю-пользователю 9 различных сюжетных линии и 32 варианта финала. Здесь есть возможность управлять действиями главного героя в исполнении Лео Фитцпатрика подобно тому, как это можно делать в компьютерной видеоигре. «Пользовательская» музыка при этом представляет собой элементарное закольцованное повторение небольшого трека («петли»), и её хронометраж зависит от скорости принятия решений зрителем:

Таким образом, музыкальное оформление фильма-игры с вариантным хронометражем, как и хронометраж и монтаж самого интерактивного фильма, имеет явное отличие от чётко регламентированного традиционного кино и его музыки. Когда визуальное действие приостанавливается, музыкальные «петли» заполняют алеаторное кинематографическое время. И это уже сугубо художественно-технологическая особенность современного кино, которое с успехом реализуется в Сети. Так, игровой калифорнийский фильм The Outbreak /Вспышка/ (2008, режиссёр Крис Лунд, SilkTricky) состоит из эпизодов-глав (в районе одной минуты каждый). Зритель-пользователь должен сделать выбор главы из предложенных двух-трёх вариантов. От этого выбора «соавтора» фильма зависит, погибнет герой от рук зомби или спасётся.*

* Чернышов А. В. Киномузыка: теория технологий // ЭНЖ "Медиамузыка". № 3 (2014). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/3_2.html

Конечно, на телевидении, аналогичные проекты с непредсказуемым хронометражем и интерактивными пользователями реализовать крайне сложно. Зато в последнее время интерактивные фильмы нередко создаются при помощи медиаплееров YouTube. К примеру, можно назвать азербайджанский игровой интерактивный фильм Smiley (2015). Попробуйте в заключение «сыграть» в него, осуществляя «монтаж на лету»:

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 18 | Picture Story No. 18

CPS-2017: 14-ая международная выставка кинопроизводства | CPS-2017: 14th International Exhibition of Filmmaking

Лицензия Creative Commons

Веб-музыкальное обучение в России | Music web eLearning in Russia

Дистанционное музыкальное обучение через Интернет получило широкое распространение, в том числе в русскоязычной среде. В России к дистанционному изучению музыки проявляют интерес, и этот факт, несомненно, радует. Сегодня можно найти немалое количество негосударственных онлайн-школ, предлагающих свои услуги по обучению игре на акустическом или электронном инструменте, теории музыки и композиции, аранжировке и звукорежиссуре. Правда, большинство из этих школ не имеют никакого официального статуса, так как организованы не юридическими лицами или ИПэшниками, а являются всего лишь интернет-проектами предприимчивых физлиц (ибо возможность оплаты услуг электронными деньгами позволяет делать это легко и даже анонимно). При этом некоторые умудряются выдавать своим клиентам свидетельства или сертификаты, которые, естественно, не имеют ни печатей, ни подписей. Но кому-то приятно получить шикарно оформленный «фантик» и показать его друзьям.

music-mydream

Фантик?

Но не в фантике суть, ведь чаще на первом месте стоит приобретение исполнительских навыков и получение знаний о музыкальной теории и истории. Никуда ходить и ездить не надо, прямо из дома можно позаниматься по видеосвязи с преподавателем из другого города. Конечно, синхронное дистанционное обучение требует заранее согласованного времени (с другими студентами, если урок групповой, и с преподавателем), да и к техническому качеству цифровой связи есть необходимые требования, так как речь идёт о звуке культурном и художественном.

Элементарный мониторинг посредством поисковых систем показывает, что здесь лидирует программа Skype. Именно её в подавляющем большинстве предлагают онлайн-школы для музыкального обучения. Вероятно, выбор пал на неё не благодаря техническим качествам, а из-за её свободного распространения и довольно большой популярности в Восточной Европе. Поэтому о профессиональных слуховых впечатлениях можно забыть: всё-таки по телефону (хоть и IP) многое в музыкальном звуке теряется априори. И теоретические предметы (такие, как элементарная теория музыки или гармония) в данном виде синхронного дистанционного обучения явно выигрывают, если сравнивать их с обучением игре на инструментах.

Собственно, теоретическую направленность используют и в синхронном обучении самих преподавателей музыки. В формате вебинара нередко проходят прямые видеотрансляции (со слайд-презентациями, видео и пр.), посвящённые той или иной методике, учебной программе, новым технологиям и т. п. Это не только модно, но и предоставляет возможность широкого обмена опытом. Причём опыт в данном случае получают и сами выступающие перед веб-камерой: это и ораторский опыт, и опыт персонального медиавещания, и ценная информация из комментариев онлайн-чата. Вот, к примеру, фрагмент вебинара сотрудников ДМШ №10 г. Уфы:

Конечно, это лишь часть той цифровой коммуникации, что предоставляет Интернет. Можно же и в социальной сети пообщаться на профессиональные темы, и просмотреть обучающие ролики на видеохостинге. Такие подкасты, правда, уже не являются синхронным типом обучения.

Асинхронное дистанционное обучение, пожалуй, главное достижение веб-индустрии. Не нужно согласовывать время, самое дорогое явление в современном мире сверхскоростных ритмов. Мы экономим одновременно пространство и время. Бытует ошибочное мнение, что тут можно сэкономить ещё и деньги и заняться бесплатным самообразованием на основе свободных видеоуроков, электронных нот и текстовых файлов, выложенных в Сеть. Дело в том, что мы живём уже не в «информационную эпоху», когда главным товаром была информация. Теперь, когда информации стало значительно больше, и она буквально заполонила цифровую среду, — главным товаром стала услуга по её оценке и фильтрации. Без профессионального фильтра достойного обучения никак не получится! Только на одном YouTube можно видеть гигантское количество видеороликов, созданных дилетантами, уверенными в своих безукоризненных познаниях в музыкальном искусстве.

Думающие люди выбирают проверенные ресурсы «облачного» обучения, созданные дипломированными специалистами. Кстати, тут можно найти и бесплатные «рекламные» ресурсы, подобные Веб-школе Yamaha (ООО «Ямаха Мюзик»), где учат игре на одноимённых синтезаторах (курсы представляют собой видеоруководства для определённых моделей). В течение годового обучения нужно ознакомиться с подкаст-материалами (тесты и/или видеоуроки на YouTube) и выполнить творческие задания. Можно также получить консультации у куратора учебного курса по упомянутому Skype.

Вообще, новый тип дистанционной педагогики оптимален в обучении новым музыкально-цифровым технологиям. В отличие от традиционных предметов, широко представленных в очной и заочной (в том числе электронной) государственной и негосударственной педагогической практике, новые (но крайне актуальные) дисциплины представлены в России мало. Велика страна, сильна инерция! И, если прикладные предметы «компьютерная аранжировка», «диджеинг» или «основа звукорежиссуры», довольно гармонично вошли в очное образование инновационных школ, то с другими предметами дела обстоят намного хуже. К примеру, практически нет учебных курсов, связанных с рассмотрением вопросов художественного соединения музыки и медиасредств, музыки и мультимедиа, с медийной и мультимедийной музыкальной журналистикой и пр. Можно назвать лишь малую долю этого направления, представленную «облачной» Веб-школой музыки MEDIAMUS (проект был запущен ООО «Медиамузыка» в 2016 году).

Государственное «электронное обучение», как официально называют дистанционное веб-обучение в российских сузах и вузах, в принципе, может иметь разные технические решения, вплоть до автоматизированной рассылки электронных уроков на адреса электронной почты. Но если бросить беглый взгляд на нынешнюю ситуацию, то можно обнаружить, что многие бюджетные образовательные учреждения используют свободное веб-приложение Moodle — модульную объектно-ориентированную динамическую обучающую среду, разработанную в Австралии, на удалённом континенте (что символично). Здесь в контент программной оболочки введены личный кабинет пользователя-студента, в котором он обменивается материалами с курирующим курс учителем (ассистентом), а также wiki-глоссарии и форумы (дискуссии) для обучающихся. Это придаёт заочному (асинхронному) обучению черты синхронности и предполагает потоковое (групповое) обучение. Вот, к примеру, рекламный скринкаст учебного moodle-модуля Центра дистанционной поддержки обучения РГПУ им. А. И. Герцена (2014, преподаватель А. А. Панкова):

Но порой не за знаниями и умениями идут сюда учиться. По откровенному признанию некоторых педагогов, проходивших обучение по дистанционным курсам в moodle-системах государственных учреждений, особых навыков они не получили. Зато получили документ установленного образца. Например, по прохождению курса повышения квалификации «Создание электронного учебника» обучающийся педагог цифровые учебники создавать так и не научился, но заветное удостоверение получил. И проблема не в том, что он плохо выполнял все требуемые задания и тесты. Просто сами материалы дистанционного курса составлены и поданы не эффективно. Ведь к построению электронного курса (его модулей) нужно подходить со всем багажом знаний о дистанционно-цифровой перцепции и коммуникации, а также о культуре медиатехнологий.

С этой точки зрения, далеко не всякий курс сделан профессионально, а система виртуальной среды настроена администратором сайта понятно и оптимально. / Кстати, Moodle хороша тем, что её можно разместить на собственном сервере (для последней версии 3.2+ требуется PHP 5.6, более ранние версии не русифицированы). / Поэтому можно сказать, что пока в России дистанционное обучение дистанционному обучению — рознь. Кому — знания, кому — «фантики», а кому — бумажки для аттестации. Выбор за вами. И не забывайте про фильтр!

Веб-школа музыки MEDIAMUS

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

БОСХ. Ожившие видения | BOSCH. Animated visions

А знаете ли вы, что в Европе 2016 год был объявлен годом Иеронимуса Босха, голландского художника эпохи Возрождения? Именно в уходящем году исполняется 500 лет со дня… смерти художника (~1450-1516). Для российской культуры мистическое творчество Босха очень привлекательно. Вероятно, для нас оно стоит в одном ряду с классической литературой Кафки и Булгакова с их аллегориями и загадочными символами. Неслучайным было мультимедийное присутствие самого известного триптиха Босха «Сад земных наслаждений» в Санкт-Петербурге и Москве. Необычная аудиовизуальная передвижная выставка была создана международной командой Artplay Media. И наша редакция побывала на выставке, которая работала на третьем этаже самого большого торгового центра Европы — московского «ТЦ Аквапарк» — до 30 ноября 2016 года.

Территория выставки «БОСХ. Ожившие видения» разделена на две части. Гости сначала попадали в аванзал, где их ждала собранная информация из жизни и творчества Босха. Конечно, можно было верить не всем «фактам», так как сегодня, спустя более половины тысячелетия, это скорее догадки и гипотезы. Поэтому здесь зрителей сразу погружали в мир художественных образов и фантасмагорических ассоциаций. Рядом с персонажами триптиха Босха можно было почитать цитаты из произведений великих авторов, например, из «Божественной комедии»:БОСХ. Ожившие видения

А за тёмной шторой, напоминающей театральные кулисы, открывался «оживший» мир странных аллюзий, шифров и намёков. Картина, представленная в форме многопараметрового слайд-шоу, двигалась по экранам в сопровождении шумов и музыки. Мы вошли в мультимедийный зал выставки. Задрав голову, можно было наблюдать искусную работу проекторов, распределявших фрагменты триптиха на всё окружение зрителей.

БОСХ. Ожившие видения

Мы находимся внутри Босха. Вокруг нас колышутся деревья, летят птицы, перемещаются люди, животные, сюрреалистические существа, мутанты и чудища. То ли это рай, то ли — инкубатор по созданию новых жителей планеты. То ли — сад сладострастных наслаждений, то ли — генетический эксперимент, неудачи которого воплощены на правой стороне триптиха художника, олицетворяющей Ад. Здесь анимированные кошмары жутковато гудят, скрипят и цокают. Триптих в 3D-воплощении то пугающе надвигается на нас, то от нас плавно удаляется в пасторальные пейзажи.

Однако ужаса не возникает даже от таких «правосторонних» сцен. Известно, что триптих Босха давно пытаются уличить в жестокости, в ереси, в непристойности и даже похабщине. Но впечатление от мультимедийной выставки остаётся крайне положительное. Подобранные изображения совершенно не выглядят оскорбительно, мерзко или агрессивно. Даже компилированная музыка не слушается навязчиво. Создавая лишь необходимый фон, она гармонично вписывается в сопровождаемые ею видео-образы (треклист выставки можно посмотреть по ссылке).

Оригинал триптиха под условным названием «Сад земных наслаждений» (настоящее название работы не известно) находится в мадридском Национальном музее Прадо, но мультимедийная выставка ни чуть не хуже оригинала. Это иное воплощение великого произведения, на которое стоило посмотреть хотя бы для того, чтобы поучиться, как можно по-современному и, главное, художественно интерпретировать и экспонировать живописное творение. Ведь таких интерпретаций сегодня можно встретить немало.

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фамильное дело Анастасии Юргенсон | Anastasia Jurgenson: The family business

Николаева Ю. Е. | Nikolaeva Julia E.

Добрый день, уважаемые коллеги! Мне бы хотелось рассказать, как нас могут обманывать, входя в доверие с помощью знаменитой фамилии и прикрываясь высокими красивыми словами. Представьте, что вы познакомились с потомком славного рода, создавшим благотворительный фонд имени своего прапрадеда Петра Юргенсона, первого издателя большинства произведений Чайковского. Цели у фонда благородные: возрождение лучших традиций российской культуры, «поддержание огня» в одном из значимых очагов русского мира.

Да, Фонд и Гостиная Юргенсон нуждаются в поддержке — государства, меценатов. И поддержку эту получают, в частности на проведение Конкурса молодых композиторов имени Петра Юргенсона. Понятное дело, требуются средства: на оплату работы членов оргкомитета, жюри и коллектива музыкантов. Так и было на протяжении четырнадцати лет (с 2001 по 2015 годы), за которые Фондом совместно с Московской консерваторией было проведено восемь международных конкурсов. После кончины Бориса Петровича Юргенсона в 2015 году его дочь и преемница на посту Президента «Фонда П. Юргенсона» решила провести Всероссийский Фестиваль молодых композиторов 2016, на что в Министерстве культуры Российской Федерации был выдан грант.

И вот вас приглашают в оргкомитет фестиваля, вы соглашаетесь и включаетесь в работу. Вы доверяете потомку знаменитого прапрадеда (который был очень успешным и порядочным предпринимателем) и подвоха не чувствуете, когда вам говорят, что нам с Вами нужно будет заключить договор, там потом будут деньги, но заключать этот договор почему-то не спешат. Вот он момент ключевой ошибки — доверять сегодняшнему деятелю, хотя бы и потомку знаменитости, на слово! Не в девятнадцатом веке живём, когда «честное купеческое» слово было выше и надёжнее всех бумаг. А мошенничество всегда основывается на доверии.

Новоиспечённая президентша, продекларировав необходимость заключения договора, от встречи по его обсуждению и составлению всё время увиливала, пока, наконец, автор этой заметки сама, на основе типовых образцов договоров, и подсчитав свои затраты на работу по организации Фестиваля в течение полугода, не составила проект Договора возмездного оказания услуг (идущий по гражданско-процессуальному кодексу) и не отправила его Анастасии Юргенсон по электронной почте.

Фамильное дело Анастасии Юргенсон

Что тут началось! Взрыв театрального возмущения — самим фактом того, что у неё потребовали оплату за работу (Анастасия Юргенсон, кстати, актриса по образованию), попытки скандала прямо в её фамильной Гостиной перед концертом приглашённых мной музыкантов (30 сентября 2016 года, авторский вечер композитора Лилии Родионовой с участием заслуженной артистки Российской Федерации Лилии Ерохиной) и демонстративный уход хозяйки гостиной с этого концерта под предлогом срочного визита в мэрию (и это в восьмом-то часу вечера в пятницу!), и попытки отменить уже подготовленные концерты…

«Венцом творения» стал присланный мне — в ответ на мой документ — проект Договора о работе добровольцем (ДОРД), не соотносимый ни с какими правовыми основаниями и достойный внимания Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина. Образчик напыщенного бреда от бессовестного «кидалы», убеждённого в том, что люди должны на него бесплатно работать и ещё почитать это за великое благо и честь только потому, что он является носителем фамилии знаменитых предков.

Заметим, речь идёт не о хосписе, доме престарелых или фонде, подобном Фонду Чулпан Хаматовой «Подари жизнь», а о фонде, президенту которого государство предоставляет в безвозмездное пользование площади в историческом здании в центре столицы, и которому Минкульт России выделяет гранты, в том числе на оплату работ по организации и проведению фестивалей и конкурсов. Прочитать текст ДОРДа можно здесь >>>

Думается, вышеприведённая история не уникальна по сути и нередка на просторах нашей необъятной Родины. Напишите в комментариях о ваших ситуациях — это важно и для вас лично, и для многих других нормальных честных людей, вокруг которых плещется наглое болото обмана. По причине деликатности ли, ложной скромности ли, мы не привыкли предавать огласке подобные вещи. Но сейчас, когда ложь рядится в благообразные одежды и окутывает нас медоточивыми речами, — необходимо иметь решимость называть вещи своими именами.

Автор текста: Юлия Николаева, кандидат искусствоведения,
член Союза московских композиторов

Лицензия Creative Commons

К вопросу применения мультимедиа-технологий в музыкальном образовании детей | On the question of the application of multimedia technology in music education for children

Обучение детей в современных условиях потребовало от преподавателя иного подхода, применения новых методик и средств. Проникновение в музыкальную культуру возможностей мультимедиа позволило педагогам-музыкантам при помощи компьютерных программ и медийных технологий реализовать в образовательном процессе свои творческие планы и идеи на инновационном уровне. Применение синтезаторов и компьютеров на уроках в ДШИ способствовало выходу на качественно новый уровень исполнительского, композиторского и продюсерского мастерства. Дети с удовольствием осваивают технику игры на синтезаторе, занимаются компьютерной аранжировкой, сочиняют музыку, создают минус-фонограммы для песен, а также занимаются звуковым и видеопроизводством, — ведь особый интерес представляет новейшее направление в музыкальном образовании — мультимедиа-технологии.

Согласно одному из множества определений, мультимедиа — это одновременное использование несколько информационных сред: текста, графики, фотографии, анимации, видео, аудио и пр. Мультимедиа-технологии составляют специальные аппаратные, программные средства и принципы художественно-информационного синтеза. Так, видеоряд, созданный к музыкальному произведению, позволяет облачить его в новую форму, расширяющую образную сферу. Часто задачей здесь является передача атмосферы и настроения музыкального произведения, созданного авторами музыки, а также воплощение «звуковых» эмоций ассоциациями визуального ряда.

К вопросу применения мультимедиа-технологий в музыкальном образовании детей

Класс музыкальных компьютерных технологий Солнечногорской детской школы искусств был основан в сентябре 2006 года. В нём обучаются старшеклассники фортепианного отделения, а также есть учащиеся отделения народных инструментов, духовых инструментов, хорового отделения. Ученики класса музыкальных компьютерных технологий обучаются игре на синтезаторе в сочетании с освоением компьютерных музыкальных программ (работа ведётся по методике И. М. Красильникова «Студия компьютерной музыки»). В процессе освоения учащиеся изучают следующие музыкальные программы: музыкальный конструктор MAGIX Music Maker 22, автоаранжировщик Ваnd-in-a-Box, нотный редактор Encore 32, MIDI-секвенсор Sonar, аудиоредактор Sound Forge, многоканальный аудиоредактор Samplitude Pro X.

Кроме того, факультативно осваиваются программы по видеомонтажу, анимации, обработке цифровых фотографий, включая изучение видеоредактора Pinnacle Studio 15, программы для создания коллажей, анимации, редактирования цифровых фотографий Photoshop CS6 и программы для создания календарей из собственных фотографий. Для этих целей была разработана и сформирована рабочая программа факультативного курса «Создание презентаций и мультимедийных клипов» (автор Г. В. Кадина), опирающегося на методические рекомендации для ДМШ и ДШИ А. В. Чернышова «Мультимедийные формы музыкального образования» (2016). Ученикам предоставляется возможность получить знания и навыки видеомонтажёра, сценариста и режиссёра собственного кино.

К примеру, среди графических работ можно назвать анимированные фотографии «Сладкая парочка» и «Игра в прятки» (2012) учеников Антона Назарьева и Владислава Масленникова, а также коллаж «Осенний вальс» (2015), выполненный из семи фотографий:

Осенний вальс

Вообще за десять лет работы в классе музыкальных компьютерных технологий накоплен большой собственный фото- и видеоархив, который сегодня используется для создания видеоряда к музыке. Для этого сначала разрабатывается сценарий, подбираются фото- и видеоматериалы. Затем выполняется монтаж в программе Pinnacle Studio 15: накладывается музыка, выполняются монтажные переходы, видеоэффекты, создаются титры и/или интерактивное меню.

На наш взгляд, одним из показательных примеров служит видеоряд для концертного исполнения песни композитора Джеймса Хорнера на слова Уилла Дженнингса My Heart Will Go On из кинофильма «Титаник» (1997,  режиссёр и автор сценария Джеймс Кэмерон), разработанный ученицей Анной Медведевой в 2013 году. Для его создания использовался заимствованный материал из указанной кинокартины. Дополнительно была выполнена видеосъёмка исполнения песни, происходившая на зелёном фоне. Затем в компьютерном видеоредакторе был применён эффект «хромакей», зелёный фон был заменён на фото-пейзажи.

Часто в процессе учебно-творческой деятельности класса музыкальных компьютерных технологий работа над созданием аранжировки на синтезаторе или компьютере и подготовка видеосопровождения идут параллельно, что способствует эффективному решению музыкально-художественных задач мультимедийных проектов. Так, при работе над фактурой аранжировки, при выборе тембров одновременно подбираются соответствующие фото- и видеоматериалы. Например, они соответствуют музыкальной теме, сочетаются между собой по смыслу и форме, подчёркивают плотность фактуры аранжировки, смену тембров, кульминацию произведения.

В процессе такой синтетической работы у обучающихся обостряется воображение, усиливается внимание, наблюдательность, развиваются интеллектуальные способности, возникает интерес к музыкальному и смежным искусствам. Неслучайно, что видеосопровождение, сочетающееся с живым исполнением на музыкальных инструментах и с вокалом, привлекает всё большее количество учащихся. Опыт класса музыкальных компьютерных технологий Солнечногорской детской школы искусств демонстрирует возрастающий интерес молодёжи именно к таким работам и желание выступать перед зрителями. Например, у нас очень эффектными стали работы, в которых объединяются видео, компьютерная аранжировка, живое исполнение на саксофоне, флейте, скрипке и вокал.

Также наши ученики создают концертные, анимационные и игровые постановочные видеоклипы. Удачно срежиссированный клип — это почти настоящий фильм, хотя и короче «большого кино». Выразить в нём можно не меньше, чем в полнометражном блокбастере. Несомненно, создание мультимедийного клипа — кропотливая работа, требующая не только технических навыков и музыкально-художественного вкуса, но и дорогостоящей аппаратуры, оборудования и программного обеспечения. Процесс создания клипа длительный и трудоёмкий. Поэтому над созданием проекта иногда приходится работать целой группой.

Концертный клип является, вероятно, самым простым видом видеоклипа. Как правило, видеосъёмка у нас производится с двух камер. Чаще звук записывается на камеру, но для лучшего качества звучания фонограммы запись звука производится с микрофонов в компьютер при помощи программы Samplitude Pro X. Для большей динамики в таких съёмках иногда используются отступления, кратко показывающие реакцию публики. Затем осуществляется монтаж клипа. Примером концертного клипа является песня My Way (композиторы Жак Рево и Клод Франсуа, автор слов Пол Анка) в исполнении Владислава Масленникова, Антона Назарьева и Анны Кравчук. Съёмка производилась с разных ракурсов, был отснят общий и средний план выступления ребят на московском фестивале «Арт-резонанс-синтез» (2014). После чего Анна Кравчук смонтировала этот материал.

Процесс изготовления анимационного видеоклипа значительно отличается. Из многообразия видов, таких как кукольная, пластилиновая, перекладная, классическая, 2D, и 3D анимации, в нашем классе освоены первые два. Для звукового оформления анимационного клипа часто подбирается саундтрек, под который «подгоняется» сюжетная линия, создаются дополнительные шумовые слои. При этом часть звуков может создаваться с нуля, а часть заимствуется из банка сэмплов программы MAGIX Music Maker 22.

Примером кукольного анимированного клипа служит работа «Наташенька» (2013, режиссёр Наталия Иванова, художник-мультипликатор Анна Феденко). Ученица Анна нарисовала каждое движение куклы, подобрала декорации. Ученица Наталия написала сценарий, сфотографировала каждое движение кукол, подобрала звуковое оформление (песня Suddenly I See Кейт Танстолл), создала анимацию.

А примером пластилиновой анимации является работа Дмитрия Билько «Танцующие кубики» (2016). Дмитрий написал сценарий для клипа, изготовил из пластилина кубики, куклы. Фотографировал каждое движение, подобрал звуковое оформление (песня We Found Love Келвина Хэрриса в исполнении Рианны), создал анимацию.

Игровой постановочный клип — гораздо более сложная задача. Всё начинается с написания сценария, распределения и разучивания ролей, репетиций и, наконец, видеосъёмки (в том числе с применением технологии «хромакей») и записи звука. После завершения первого этапа следует редактирование аудио и видео и монтаж (пост-продакшн). Затем осуществляется добавление видеоэффектов, анимационных титров и переходов, цветокоррекция. Естественно, при создании постановочного клипа учитываются многие законы видеомонтажа. Это и композиция кадра, и планы видеокамер, и их перемещение, движения и действия героя, и др. В процессе монтажа постоянно возникают вопросы. Как долго данный кадр должен оставаться на экране? Какая мизансцена из отснятого материала самая лучшая? С какой точки или ракурса данный кадр будет лучше монтироваться с предыдущим? Какую композицию плана выбрать, чтобы деталь смотрелась как можно выразительней?

Примером постановочного клипа является работа «Снова мы» (2014). Ученица Наталия Иванова (она же режиссёр, сценарист, оператор, видеомонтажёр) придумала идею, написала сценарий клипа, сделала его раскадровку: базовые зарисовки будущих узловых кадров. Также она определила принципы цветовой стилистики клипа: романтические воспоминания героев показаны в чёрно-белом цвете. Для клипа была выбрана песня Feelings (композитор «Лулу» Гасти, автор слов и исполнитель Моррис Алберт). По эскизам раскадровки была проведена съёмка, сделаны два-три дубля каждой сцены. Отснятый материал был отредактирован и синхронизирован с музыкальной композицией, в заключение были добавлены видеоэффекты.

В сентябре 2016 года наша ДШИ приняла участие в Мультимедиа-фестивале на Международной музыкальной выставке NAMM Musikmesse Russia 2016 (организатор Учебно-консультационный центр «Медиамузыка», Москва), на котором были в очередной раз показаны многие работы класса синтезатора и музыкальных компьютерных технологий. См. ФОТОРЕПОРТАЖ

Кроме того, работы класса представлены в Интернете. С целью взаимодействия с обучающимися и родителями, создан специальный сайт преподавателя Г. В. Кадиной —   https://sites.google.com/site/galinakadina/ (сайт создан на свободном хостинге Google Sites), уже сам по себе являющийся большим мультимедийным проектом, а также образовательным, информационным и рекламным модулем. Практика функционирования персонального сайта педагога показала, что в наши дни он может стать актуальным инструментом для решения различных задач как коммуникативных, так и творческих. Эта форма работы предоставляет широкие возможности не только для интерактивного взаимодействия с учащимися, родителями и другими преподавателями, но и для реализации творческих идей и самовыражения преподавателя.

Мультимедийный опыт работы помогает выпускникам нашей школы продолжать профессиональное образование и работу в данном направлении. Например, две наши выпускницы закончили обучение в Московском государственном институте культуры, получив профессию «режиссёр кино и телевидения». Алина Козлова продолжила свою творческую деятельность видеомонтажёром Солнечногорского телевидения (СТВ), в настоящее время трудится ассистентом режиссёра на российском новостном телеканале LifeNews. В 2014-2016 годах в Солнечногорске функционировала детская студия «Волшебный кадр» Наталии Ивановой, где изучались режиссура, видеомонтаж и анимация для создания мультфильмов. А сама она принимала участие в съёмках многих полнометражных фильмов и сериалов.

Приведённые примеры свидетельствуют о том, что расширенное обучение в классе музыкальных компьютерных технологий даёт выпускникам реальную возможность не только раскрыть и успешно реализовать личный творческий потенциал, но и является реальным стартом для будущей профессиональной деятельности.

Автор текста: Галина Кадина

Лицензия Creative Commons