Архив рубрики: Что случилось? | What happened?

новости | news

Классика кино | Classics of cinema

24 июня 2017 года в Государственном концертном зале имени П. И. Чайковского состоялась Торжественная церемония вручения Премии имени Дмитрия Шостаковича за вклад в мировую музыкальную культуру. Напомним, что учредителем этой премии является Международный благотворительный фонд Юрия Башмета, вот уже более двадцати лет представляющий свои уникальные проекты в области культуры и искусства. За годы существования Премии её лауреатами стали выдающиеся исполнители и деятели культуры: Гидон Кремер, Томас Квастхофф, Валерий Гергиев, Виктор Третьяков, Анна-Софи Муттер, Ольга Бородина, Ирина Антонова, Наталья Гутман, Евгений Кисин, Максим Венгеров, Алексей Ратманский, Ефим Бронфман, Денис Мацуев, китайский композитор Тан Дун.

На этот раз её лауреатами стал творческий союз — кинокомпозитор Эдуард Артемьев и кинорежиссёр Никита Михалков. Премию им вручали президент фонда, народный артист России — Юрий Башмет и учредитель фонда, президент «Трансконтинентальной МедиаКомпании» — Александр Митрошенков. Торжественный вечер, названный «Классика кино», вели известные телеведущие Дарья Златопольская и Борис Корчевников.

Встреча Эдуарда Артемьева и Никиты Михалкова состоялась в далёком 1971 году. Первой совместной работой творческого дуэта стал дипломный фильм выпускника ВГИКа Никиты Михалкова — «Спокойный день в конце войны». За прошедшие с их первой встречи без малого полвека Артемьевым и Михалковым созданы такие шедевры, как «Свой среди чужих, чужой среди своих», «Несколько дней из жизни И. И. Обломова», «Раба любви», «Родня», «Утомлённые солнцем», «Сибирский цирюльник»…1

1 Кстати, на пресс-конференции, предшествовавшей концерту, отвечая на вопрос о ближайших творческих планах, Н. С. Михалков признался, что в настоящее время он пишет сценарий нового фильма «Шоколадный револьвер», музыку к которому также создаст Эдуард Артемьев.

Фрагменты из музыки этих кинофильмов прозвучали в исполнении Государственной академической хоровой капеллы им. А. А. Юрлова (художественный руководитель — Геннадий Дмитряк) и Государственного симфонического оркестра «Новая Россия» под управлением маэстро Юрия Башмета. Также на торжественном вечере прозвучали сочинения Баха, Малера, Вагнера, Р. Штрауса и И. Штрауса, Свиридова и Шостаковича — музыка, используемая в кинофильмах Андрея Тарковского («Зеркало»), Лукино Висконти («Смерть в Венеции»), Фрэнсиса Форда Копполы («Апокалипсис наших дней»), Стэнли Кубрика («Космическая Одиссея 2001 года»), Владимира Басова («Метель»), Александра Файнциммера («Овод»).

Как известно, многие направления современной музыки (и киномузыка в этом смысле не исключение) базируются на новом звукосозерцании и новой поэтике звука, в том числе обусловленной обращением к электронике и сонорной технике композиции — одной из главных сфер новаторства в Новейшей музыке, выдающимся представителем которой и является композитор Эдуард Артемьев. В своём творчестве он совершил прорыв в новые звуковые миры. Неслучайно, что его давний партнёр и многолетний друг Никита Михалков сказал о нём: «Я не знаю другого композитора, который может отказываться от своей музыки ради шелеста листьев или шагов по половицам… Потому что для такого художника, такого композитора, как Артемьев, музыка — это всё, что звучит на свете, включая голос, воду, шелест травы… Это гениальный композитор, который всю жизнь живёт музыкой. Он сам — музыка».

Действительно, композитору Эдуарду Артемьеву подвластны любые жанры и музыкальные формы: от оратории и кантаты — до рок-оперы, от симфонии и концерта — до электроакустической музыки. Но музыка кино всегда была и остаётся его любимой творческой мастерской. Во время торжественной церемонии вручения Премии композитора Эдуарда Артемьева, которому в этом году исполняется 80 лет, зал приветствовал стоя. В финале вечера Эдуард Николаевич подчеркнул: «В современном мире мы привыкли воспринимать всё через зрительные образы. Может быть, поэтому соединение музыки и кино даёт такой потрясающий эффект. Киномузыка будоражит сразу все наши чувства».

Автор текста: Ирина Новичкова

Лицензия Creative Commons

БОСХ. Ожившие видения | BOSCH. Animated visions

А знаете ли вы, что в Европе 2016 год был объявлен годом Иеронимуса Босха, голландского художника эпохи Возрождения? Именно в уходящем году исполняется 500 лет со дня… смерти художника (~1450-1516). Для российской культуры мистическое творчество Босха очень привлекательно. Вероятно, для нас оно стоит в одном ряду с классической литературой Кафки и Булгакова с их аллегориями и загадочными символами. Неслучайным было мультимедийное присутствие самого известного триптиха Босха «Сад земных наслаждений» в Санкт-Петербурге и Москве. Необычная аудиовизуальная передвижная выставка была создана международной командой Artplay Media. И наша редакция побывала на выставке, которая работала на третьем этаже самого большого торгового центра Европы — московского «ТЦ Аквапарк» — до 30 ноября 2016 года.

Территория выставки «БОСХ. Ожившие видения» разделена на две части. Гости сначала попадали в аванзал, где их ждала собранная информация из жизни и творчества Босха. Конечно, можно было верить не всем «фактам», так как сегодня, спустя более половины тысячелетия, это скорее догадки и гипотезы. Поэтому здесь зрителей сразу погружали в мир художественных образов и фантасмагорических ассоциаций. Рядом с персонажами триптиха Босха можно было почитать цитаты из произведений великих авторов, например, из «Божественной комедии»:БОСХ. Ожившие видения

А за тёмной шторой, напоминающей театральные кулисы, открывался «оживший» мир странных аллюзий, шифров и намёков. Картина, представленная в форме многопараметрового слайд-шоу, двигалась по экранам в сопровождении шумов и музыки. Мы вошли в мультимедийный зал выставки. Задрав голову, можно было наблюдать искусную работу проекторов, распределявших фрагменты триптиха на всё окружение зрителей.

БОСХ. Ожившие видения

Мы находимся внутри Босха. Вокруг нас колышутся деревья, летят птицы, перемещаются люди, животные, сюрреалистические существа, мутанты и чудища. То ли это рай, то ли — инкубатор по созданию новых жителей планеты. То ли — сад сладострастных наслаждений, то ли — генетический эксперимент, неудачи которого воплощены на правой стороне триптиха художника, олицетворяющей Ад. Здесь анимированные кошмары жутковато гудят, скрипят и цокают. Триптих в 3D-воплощении то пугающе надвигается на нас, то от нас плавно удаляется в пасторальные пейзажи.

Однако ужаса не возникает даже от таких «правосторонних» сцен. Известно, что триптих Босха давно пытаются уличить в жестокости, в ереси, в непристойности и даже похабщине. Но впечатление от мультимедийной выставки остаётся крайне положительное. Подобранные изображения совершенно не выглядят оскорбительно, мерзко или агрессивно. Даже компилированная музыка не слушается навязчиво. Создавая лишь необходимый фон, она гармонично вписывается в сопровождаемые ею видео-образы (треклист выставки можно посмотреть по ссылке).

Оригинал триптиха под условным названием «Сад земных наслаждений» (настоящее название работы не известно) находится в мадридском Национальном музее Прадо, но мультимедийная выставка ни чуть не хуже оригинала. Это иное воплощение великого произведения, на которое стоило посмотреть хотя бы для того, чтобы поучиться, как можно по-современному и, главное, художественно интерпретировать и экспонировать живописное творение. Ведь таких интерпретаций сегодня можно встретить немало.

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фамильное дело Анастасии Юргенсон | Anastasia Jurgenson: The family business

Николаева Ю. Е. | Nikolaeva Julia E.

Добрый день, уважаемые коллеги! Мне бы хотелось рассказать, как нас могут обманывать, входя в доверие с помощью знаменитой фамилии и прикрываясь высокими красивыми словами. Представьте, что вы познакомились с потомком славного рода, создавшим благотворительный фонд имени своего прапрадеда Петра Юргенсона, первого издателя большинства произведений Чайковского. Цели у фонда благородные: возрождение лучших традиций российской культуры, «поддержание огня» в одном из значимых очагов русского мира.

Да, Фонд и Гостиная Юргенсон нуждаются в поддержке — государства, меценатов. И поддержку эту получают, в частности на проведение Конкурса молодых композиторов имени Петра Юргенсона. Понятное дело, требуются средства: на оплату работы членов оргкомитета, жюри и коллектива музыкантов. Так и было на протяжении четырнадцати лет (с 2001 по 2015 годы), за которые Фондом совместно с Московской консерваторией было проведено восемь международных конкурсов. После кончины Бориса Петровича Юргенсона в 2015 году его дочь и преемница на посту Президента «Фонда П. Юргенсона» решила провести Всероссийский Фестиваль молодых композиторов 2016, на что в Министерстве культуры Российской Федерации был выдан грант.

И вот вас приглашают в оргкомитет фестиваля, вы соглашаетесь и включаетесь в работу. Вы доверяете потомку знаменитого прапрадеда (который был очень успешным и порядочным предпринимателем) и подвоха не чувствуете, когда вам говорят, что нам с Вами нужно будет заключить договор, там потом будут деньги, но заключать этот договор почему-то не спешат. Вот он момент ключевой ошибки — доверять сегодняшнему деятелю, хотя бы и потомку знаменитости, на слово! Не в девятнадцатом веке живём, когда «честное купеческое» слово было выше и надёжнее всех бумаг. А мошенничество всегда основывается на доверии.

Новоиспечённая президентша, продекларировав необходимость заключения договора, от встречи по его обсуждению и составлению всё время увиливала, пока, наконец, автор этой заметки сама, на основе типовых образцов договоров, и подсчитав свои затраты на работу по организации Фестиваля в течение полугода, не составила проект Договора возмездного оказания услуг (идущий по гражданско-процессуальному кодексу) и не отправила его Анастасии Юргенсон по электронной почте.

Фамильное дело Анастасии Юргенсон

Что тут началось! Взрыв театрального возмущения — самим фактом того, что у неё потребовали оплату за работу (Анастасия Юргенсон, кстати, актриса по образованию), попытки скандала прямо в её фамильной Гостиной перед концертом приглашённых мной музыкантов (30 сентября 2016 года, авторский вечер композитора Лилии Родионовой с участием заслуженной артистки Российской Федерации Лилии Ерохиной) и демонстративный уход хозяйки гостиной с этого концерта под предлогом срочного визита в мэрию (и это в восьмом-то часу вечера в пятницу!), и попытки отменить уже подготовленные концерты…

«Венцом творения» стал присланный мне — в ответ на мой документ — проект Договора о работе добровольцем (ДОРД), не соотносимый ни с какими правовыми основаниями и достойный внимания Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина. Образчик напыщенного бреда от бессовестного «кидалы», убеждённого в том, что люди должны на него бесплатно работать и ещё почитать это за великое благо и честь только потому, что он является носителем фамилии знаменитых предков.

Заметим, речь идёт не о хосписе, доме престарелых или фонде, подобном Фонду Чулпан Хаматовой «Подари жизнь», а о фонде, президенту которого государство предоставляет в безвозмездное пользование площади в историческом здании в центре столицы, и которому Минкульт России выделяет гранты, в том числе на оплату работ по организации и проведению фестивалей и конкурсов. Прочитать текст ДОРДа можно здесь >>>

Думается, вышеприведённая история не уникальна по сути и нередка на просторах нашей необъятной Родины. Напишите в комментариях о ваших ситуациях — это важно и для вас лично, и для многих других нормальных честных людей, вокруг которых плещется наглое болото обмана. По причине деликатности ли, ложной скромности ли, мы не привыкли предавать огласке подобные вещи. Но сейчас, когда ложь рядится в благообразные одежды и окутывает нас медоточивыми речами, — необходимо иметь решимость называть вещи своими именами.

Автор текста: Юлия Николаева, кандидат искусствоведения,
член Союза московских композиторов

Лицензия Creative Commons

Фальшивка для авторов | Fake for authors

♚ ФЕЛЬЕТОН ♚

Российское авторское общество (#РАО) систематически проводит Конференции, на которых участвуют члены РАО (100 делегатов) и решают важные вопросы (прежде всего, выбирают Авторский совет, который будет назначать размеры авторских вознаграждений). Хотя, вероятно, участвуют только «нужные» делегаты: сверх-тайное (!) онлайн-голосование «выбери из 100 предложенных кандидатур 100 делегатов» — любого нормального человека погрузит в состояние ступора.

15 апреля была внеочередная такая Конференция. Сначала те, кто не потерял надежду, сверх-тайно голосовали, затем членам РАО разослали письма, правда, «задним» числом. Обратите внимание на штемпель письма — он совпадает с днём проведения мероприятия — 15.04.2016… Потом РАО опубликовало, что это, вообще, фальшивка, и никаких писем оно не рассылало ( >>> ). Какой-то мальчиш-плохиш не поскупился и подделал письма РАО… правда по непонятным причинам разослал их поздновато. Странный какой мальчиш-плохиш! И откуда он только знает адреса всех членов РАО?! Однозначно — ведун!

Письмо РАО

Тем не менее, заседание состоялось — какие же счастливчики эти делегаты!!! Всё решено, новый Авторский совет избран. Особенно в восхищении остался великий Сюткин, новый член совета (интересно, высылал ему письмо наш ведун?!). Судя по фотографии, всё было торжественно и строго, одни только люстры Президент-Отеля свисали над головами участников, как дамокловы мечи.

Президент-Отель

Пользуясь возможностями блога, члены РАО от души поздравляют всех причастившихся и желают им дальнейшего процветания на просторах нашей необъятной родины! И.. долой фальшивки!

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Мультимедийная Галочка | The Multimedia Checkmark

11 сентября 2015 года на Международной музыкальной выставке NAMM Musikmesse в московских Сокольниках состоялась дискуссия «Мультимедийные формы в музыкальном образовании». Это актуальнейшее событие для музыкального сообщества столицы, к сожалению, привлекло внимание лишь небольшой группы подвижников. Удивительно, но даже саму Дирекцию образовательных программ в сфере культуры и искусства г. Москвы, которая выступила организатором данного мероприятия, дискуссия совершенно не заинтересовала: руководства в конференц-зале замечено не было, а на вопрос директора журнала «Музыка и Электроника» Елены Орловой  «ведётся ли аудиозапись или хотя бы стенограмма?», безымянная представительница Дирекции лишь недоумённо пожала плечами. Действительно: а зачем? — Поговорили и разошлись.

В контексте всего профессионального форума «Творческое образование» было представлено несколько дискуссионных направлений: по исполнительству на музыкальных инструментах, концертмейстерскому искусству, теории музыки, музыкальным мультимедиа, фольклору, хореографии и т. д. И, как справедливо отметил один из спикеров — доктор  искусствоведения Александр Чернышов, — «группы захвата» в лице выступающих и слушателей стремительно сменяли друг друга. Так же произошло и с дискуссией «Мультимедийные формы в музыкальном образовании». Пришли только те, кому это интересно. Представители же других секций посчитали, что современные вопросы мультимедийного обновления образовательных методик для них совершенно неактуальны.

А ведь технологии кардинально изменяют и образовательный и творческий процессы. Раньше это происходило довольно медленно (вспомним механизацию музыкальных инструментов, которая длилась много столетий, потом их постепенную электрификацию в ХХ веке). Сегодня, в электронно-цифровую эпоху, технологии привели к появлению у музыкантов уникальных самостоятельных специальностей (клавишный синтезатор, MIDI-аранжировка, нотно-цифровое издательство, цифровая звукорежиссура и диджеинг, музыкальные мультимедиа), а также охватили все традиционные музыкальные специальности цифровыми средствами: это и использование цифровых инструментов на теоретических уроках, и персональное медиавещание, и музыкальная медиажурналистика, и многоуровневые цифровые коммуникации.

С одной стороны, доступность цифровой техники и широкое медиапространство цифрового мира искусства способствуют развитию самообразования, которое чаще всего лишено какой бы то ни было культурной основы и вековых традиций образования профессионального (кстати, было очень странно видеть за одним дискуссионным столом вместе с известными докторами наук людей, не окончивших даже музыкальную школу; а ведущий дискуссии — некто Глеб Лисичкин, которого зачем-то привлекла к участию Дирекция образовательных программ, — не только был не в курсе заявленной проблемы, но и спикеров идентифицировал с трудом).

С другой стороны, чудовищная инертность самих «традиционных» преподавателей, отвлечённых от инноваций в художественном образовании, приводит к обветшанию образовательного процесса, превращению его в неинтересный и порой мучительный процесс для современных учеников, глубоко «оцифрованных» и «омультимединных» естественным движением времени.

Multimedia

Выход здесь видится один. Он — в гармоничном сочетании традиции и инновации, старого и нового, исторического и перспективного. Только тогда мы сможем придать музыкальному образованию новые качества, не растеряв накопленные знания и культурные ценности. Этой избитой и до сих пор так и не реализованной мыслью и закончилась пресловутая дискуссия по мультимедийным формам в музыкальном образовании… А уже через полчаса конференц-зал был оккупирован очередной «группой захвата» для обсуждения не то танцев, не то изобразительного искусства. Высокая цель в обсуждении современного образования была достигнута: её величество очередная Галочка заняла своё место в очередном никому не нужном Отчёте о целевом расходовании средств.  ФОТОРЕПОРТАЖ

Автор текста: Максим Бысько

Лицензия Creative Commons

Медиавещание: проблемы конвергенции | Media broadcasting: the problems of convergence

5 июня в конференц-зале московской  гостиницы «Radisson Славянская» в рамках национальной премии Radio Station Awards 2015 прошла российская конференция «Перспективы развития регионального радиовещания в России». По большому счёту, это было не обсуждение заявленной темы, а презентации продукции для осуществления радиовещания. Такой уклон конференции задал уже в своём приветственном слове представитель организатора мероприятия Пётр Молчанов (ЗАО «Трактъ», Санкт-Петербург), пригласив всех присутствующих в зале на свои вебинары на канале YouTube. Фоторепортаж.

На одной сцене сошлись главные конкуренты автоматизации радиовещания:  Dalet, Digiton, Digispot II, AVRA. Если Dalet, существующий на медиарынке более 22 лет, предлагал комплексы для мультимедиа, то новая система AVRA изначально ориентирована на визуальное радио. Поэтому доклад доктора искусствоведения, руководителя Учебно-консультационного центра «Медиамузыка» Александра Чернышова «Медиавещание: проблемы конвергенции» уместно подытожил конференцию.

Перспективы развития регионального радиовещания в России

Как феномен конвергенции медиавещание представляет собой соединение медиасредств в единую информационную, информационно-художественную или информационно-развлекательную систему. Тем самым Александр Чернышов возразил ранее выступившему почётному академику Российской академии радио, «бизнес-коучу» Андрею Бубукину, по словам которого «радио, подобно фастфуду, есть бизнес и ничего больше». Всё-таки радио, как ни крути, и особенно музыкальное, имеет непосредственное отношение и к искусству и требует специальных художественных навыков и знаний.

Кроме того, именно радиовещание и «союзы» с ним имеют исторические предпосылки медиавещания. Так, союз проторадиовещания и телефонии породили специальные устройства и комнаты для прослушивания концертов через стереофонические наушники, телефонные новости и концерты. Например, это французский театрофон Адера Клемана и австро-венгерская телефонная система Hírmondó Тивадара Пушкаша, относящиеся ещё к концу XIX столетия!

Радиоконцерты-концерты из радиостудии-зала, вообще, были излюбленными конвергентными формами. К примеру, в известной советской  Пятой студии ГДРЗ часто проходили концерты одновременно для зрителей в зале и слушателей у радиоприёмников. Ну и, конечно, это эксперименты соединения радиовещания с телерядом (радиоприёмник + телеприёмник) первого звукового телевидения. Известно, что первым таким опытом была постановка пьесы британца Хартли Маннерса «Посланник королевы», разыгранная на две телекамеры и микрофоны в 1928 году с помощью американской компании General Electric и нью-йоркского радиорежиссёра Мортимера Стюарта. Остался даже фрагмент киносъёмки с репетиции этого эфира:

Что касается современной эпохи (начиная с 1980-х годов), то и здесь можно отметить проявление конвергенции медиасредств. Во-первых, это соединение радиовещания и телевидения с электронным текстом: RDS-текст (ID, трафик), радиотекст (информация о песнях, погоде, курсах валют и т. д.), а также бегущая строка и телетекст), — который изначально появился в Германии в связи со сложными ситуациями на дорогах, радио-информацией и автомагнитолами. Во-вторых, это планомерное внедрение нелинейных медиа. Например, устоявшаяся конвергенция «онлайн-кино + видеоигра» или же нелинейные электронные масс-медиа, когда соединены телевидение и Интернет или радиовещание и Интернет (вебкастинг и подкастинг), порождающие «онлайн»- и «оффлайн»-тексты, графику, аудио и видео.

В связи с этим в нынешних инновационных электронных медиа существует как минимум две главные тенденции. Это интерактивные онлайн-передачи, как эта:

А также мультимедийные радиопередачи (визуализированное радиовещание), которые ставят ряд новых проблем. Первая из них связана с визуализацией песни. Эта проблема существует ещё со времён музыкального шоу на телевидении 1950-1970-х годов. К примеру, в Top of the Pops (BBC) во время проигрывания новой песни в эфире — при отсутствии в телевизионной студии исполнителей — использовали фотографии, картинки, постановочные танцы… вплоть до появления специального жанра песенного видеоклипа (который и положил начало музыкальному телевидению во времена становления MTV). Собственно, такую визуализацию песни в эфире и предлагает сегодня AVRA:

Однако когда в эфире присутствует исполнитель, то проблема разрешается сама собой (другое дело, что «живым» видео-эфиром коммерческое музыкальное радио обеспечить круглосуточно весьма затруднительно). Вот, например, фрагмент визуализированной радиопередачи «Живые» на «Своём радио», в которую внедрены элементы видеомонтажа (видеоролик стал дипломантом I-го Международного открытого конкурса авторского музыкального видео «Медиамузыка», 2015):

Из других явных проблем мультимедийных радиопередач можно обозначить:

  • визуализацию идентификаторов (ведущих в студии, которые становятся не только медиа-голосами, но и медиа-лицами эфира, а также джингл-пакета радиостанции, требующего синхронизации с изобразительным эмблемным материалом);
  • визуализацию рекламных роликов, так как видеореклама по своей звуковой составляющей не равна аудиорекламе, и мультимедийное радио нуждается в специальном рекламном продукте, который можно слушать, а можно слушая смотреть;
  • авторские и смежные права на визуальные произведения (видеоклипы, фотографии, изображения);
  • отсутствие конвергентного медиаобразования в области телерадиовещания (не секрет, что телевизионщики мало знают об аудио, а радийщики — о видео).

Учебно-консультационный центр «Медиамузыка» разрабатывает и внедряет новые формы профессионального образования и переквалификации,  решая последнюю из названных проблем. И сегодня это особенно актуально для тех, кто не хочет быть похожим на других, кто хочет заниматься настоящим радиовещанием, а не только элементарно «программировать плеер», в который уже раз изобретая велосипед на одном колесе.

Автор текста: Максим Бысько

Лицензия Creative Commons

Трёхслойный звук вокруг: 22.2 | Three sound layers around: 22.2

Не секрет, что мощными стимулами развития телевидения становились и становятся масштабные спортивные события. Уже в 1936 году нацистская телекомпания Paul Nipkow произвела грандиозный прорыв в медиакультуре, осуществив прямую внестудийную видеотрансляцию летних Олимпийских игр в Берлине. При этом использовалась кинотелевизионная система (электронный сигнал с передвижных телекамер и микрофонов записывался на киноплёнку и тут же выдавался в эфир), позволяющая делать повторы отснятых кадров. Тогда трансляцию зрители смотрели, прежде всего, в специально оборудованных телесалонах немецких городов (Берлин, Потсдам).

После Второй мировой войны, начиная с Австралии (1956), телевизионные Олимпиады «вышли» за границы отдельно взятой страны. Главное бытование Олимпиад переместилось со стадионов на телевизионное поле. К примеру, церемонию открытия московской Олимпиады-80 в прямом эфире смотрела буквально половина мира (2,5 из 5 млрд. человек, населяющих Землю), рассредоточенная по квартирам с персональными телевизорами. В 1984 году японская телерадиокомпания Nippon Hoso Kyokai  (NHK) использовала  HDTV-камеры при съёмке Олимпийских игр в Лос-Анджелесе. А начиная со следующего года, аналоговый формат «высокой чёткости» (HD) становится телевизионным стандартом в избранных странах.

Цифровой мир 1990-2000-х изменил всю индустрию HD-телерадиовещания, ведь технологический «эффект погружения зрителя в виртуальную среду» разросся до максимальных возможностей. Неудивительно, что и в визуальных, и в звуковых цифровых новациях спортивные события также становятся полем для первых телевизионных экспериментов. Так, лондонские Олимпийские игры 2012 года и British Broadcasting Corporation (Би-Би-Си), оставив позади технологию 3D, представили миру новейший кибер-формат вещания «Super Hi-Vision» (SHV), разработанный в лабораториях научно-технических исследований NHK. Прямая трансляция новейшим способом была осуществлена в Великобритании: в Радиотеатре Би-Би-Си (Лондон), Национальном медиамузее (Бредфорд) и в телерадиовещательном комплексе Би-Би-Си на Тихоокеанской набережной (Глазго), а также в США (Вашингтон) и Японии (Токио, Фукусима). В дальнейшем формат SHV был использован при съёмках российской зимней Олимпиады в Сочи (2014).

Опуская явные визуальные преимущества данного стандарта (8k / 33 Mpx / 120 fps), отметим, что его объёмный звук представлен 24 каналами, находящимися не только вокруг зрителя, но и над и под ним. Три звуковых «пласта» колонок располагаются по вертикали следующим образом (сверху вниз): 9 + 10 + 3. К нижнему уровню добавляются два сабвуфера. Отсюда и название многоканального аудио-компонента SHV, разработанного под руководством старшего научного сотрудника, инженера-исследователя Кимио Хамасаки: «22.2».

22.2

Верхний уровень громкоговорителей находится над экраном или непосредственно на потолке помещения. Средний (основной) уровень расположен на высоте центра экрана или на примерном уровне ушей зрителей. Нижний уровень и два сабвуфера — внизу экрана, или же громкоговорители устанавливаются на полу.


Кимио Хамасаки представляет «22.2»

Российский специалист по звукорежиссуре Анатолий Вейценфельд делится впечатлением от прослушивания в зале, оборудованном системой формата SHV, и сообщает, что практически в любой его точке сохраняется качественная панорама объёмного звука… Поэтому думается, что ближайшее будущее объёмного звука инженерами уже предопределено (невзирая на то, что Хамасаки был уволен из NHK, и россияне в 2014 году из-за скандальной ситуации в Токио не получили той возможности услышать 24-канальный звук, какую имели  в 2012 году британцы). Теперь будем ждать художественных результатов на телевидении, на радио, в мультимедийных проектах, в кино — от звукорежиссёров и саунд-дизайнеров нового «трёхслойного» аудиоформата.

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Балет и 3D | A Ballet and 3D

Впервые в мире балет на сцене прошёл в сопровождении 3D-графики. 23 июня 2014 года в Российском академическом молодёжном театре (РАМТ) Театр русского балета Talarium et lux (под руководством Народного артиста СССР Михаила Лавровского) показал «Лебединое озеро». Вместо традиционных декораций использовалось 5 больших экранов от компании Panasonic, на которые проецировалась «объёмная» графика в 3D. Артисты балета, строго следуя классической хореографии Мариуса Петипа и Льва Иванова, искусно со сцены «передавали» свои жесты экранным персонажам. Исчезая за кулисой, взлетали в небо в виде анимационных лебедей (и наоборот). Тем более, что пластическое искусство балета явно предрасположено к таким технологическим инновациям, объединяющим реальную пластику тела и экранной графики.

Всем известный балет Чайковского, реализованный в духе сценического видео-арта, вновь привлёк широкое внимание музыкальной общественности. И хотя Мариинский театр Санкт-Петербурга сегодня осуществляет профессиональные прямые цифровые трансляции балетов в 3D-кинотеатры (к примеру, того же «Лебединого озера», режиссёр Росс МакГиббон, 2013), но феномен 3D-декораций балета появился впервые в Москве (режиссёр видео-оформления Сергей Клюев). Так, медиамузыкальные 3D-балеты российских столиц в 2013-2014 годах заняли ведущее место в мировой культуре сценического и экранного искусства.

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons