Фамильное дело Анастасии Юргенсон | Anastasia Jurgenson: The family business

Николаева Ю. Е. | Nikolaeva Julia E.

Добрый день, уважаемые коллеги! Мне бы хотелось рассказать, как нас могут обманывать, входя в доверие с помощью знаменитой фамилии и прикрываясь высокими красивыми словами. Представьте, что вы познакомились с потомком славного рода, создавшим благотворительный фонд имени своего прапрадеда Петра Юргенсона, первого издателя большинства произведений Чайковского. Цели у фонда благородные: возрождение лучших традиций российской культуры, «поддержание огня» в одном из значимых очагов русского мира.

Да, Фонд и Гостиная Юргенсон нуждаются в поддержке — государства, меценатов. И поддержку эту получают, в частности на проведение Конкурса молодых композиторов имени Петра Юргенсона. Понятное дело, требуются средства: на оплату работы членов оргкомитета, жюри и коллектива музыкантов. Так и было на протяжении четырнадцати лет (с 2001 по 2015 годы), за которые Фондом совместно с Московской консерваторией было проведено восемь международных конкурсов. После кончины Бориса Петровича Юргенсона в 2015 году его дочь и преемница на посту Президента «Фонда П. Юргенсона» решила провести Всероссийский Фестиваль молодых композиторов 2016, на что в Министерстве культуры Российской Федерации был выдан грант.

И вот вас приглашают в оргкомитет фестиваля, вы соглашаетесь и включаетесь в работу. Вы доверяете потомку знаменитого прапрадеда (который был очень успешным и порядочным предпринимателем) и подвоха не чувствуете, когда вам говорят, что нам с Вами нужно будет заключить договор, там потом будут деньги, но заключать этот договор почему-то не спешат. Вот он момент ключевой ошибки — доверять сегодняшнему деятелю, хотя бы и потомку знаменитости, на слово! Не в девятнадцатом веке живём, когда «честное купеческое» слово было выше и надёжнее всех бумаг. А мошенничество всегда основывается на доверии.

Новоиспечённая президентша, продекларировав необходимость заключения договора, от встречи по его обсуждению и составлению всё время увиливала, пока, наконец, автор этой заметки сама, на основе типовых образцов договоров, и подсчитав свои затраты на работу по организации Фестиваля в течение полугода, не составила проект Договора возмездного оказания услуг (идущий по гражданско-процессуальному кодексу) и не отправила его Анастасии Юргенсон по электронной почте.

Фамильное дело Анастасии Юргенсон

Что тут началось! Взрыв театрального возмущения — самим фактом того, что у неё потребовали оплату за работу (Анастасия Юргенсон, кстати, актриса по образованию), попытки скандала прямо в её фамильной Гостиной перед концертом приглашённых мной музыкантов (30 сентября 2016 года, авторский вечер композитора Лилии Родионовой с участием заслуженной артистки Российской Федерации Лилии Ерохиной) и демонстративный уход хозяйки гостиной с этого концерта под предлогом срочного визита в мэрию (и это в восьмом-то часу вечера в пятницу!), и попытки отменить уже подготовленные концерты…

«Венцом творения» стал присланный мне — в ответ на мой документ — проект Договора о работе добровольцем (ДОРД), не соотносимый ни с какими правовыми основаниями и достойный внимания Н. В. Гоголя и М. Е. Салтыкова-Щедрина. Образчик напыщенного бреда от бессовестного «кидалы», убеждённого в том, что люди должны на него бесплатно работать и ещё почитать это за великое благо и честь только потому, что он является носителем фамилии знаменитых предков.

Заметим, речь идёт не о хосписе, доме престарелых или фонде, подобном Фонду Чулпан Хаматовой «Подари жизнь», а о фонде, президенту которого государство предоставляет в безвозмездное пользование площади в историческом здании в центре столицы, и которому Минкульт России выделяет гранты, в том числе на оплату работ по организации и проведению фестивалей и конкурсов. Прочитать текст ДОРДа можно здесь >>>

Думается, вышеприведённая история не уникальна по сути и нередка на просторах нашей необъятной Родины. Напишите в комментариях о ваших ситуациях — это важно и для вас лично, и для многих других нормальных честных людей, вокруг которых плещется наглое болото обмана. По причине деликатности ли, ложной скромности ли, мы не привыкли предавать огласке подобные вещи. Но сейчас, когда ложь рядится в благообразные одежды и окутывает нас медоточивыми речами, — необходимо иметь решимость называть вещи своими именами.

Автор текста: Юлия Николаева, кандидат искусствоведения,
член Союза московских композиторов

Лицензия Creative Commons

Фамильное дело Анастасии Юргенсон | Anastasia Jurgenson: The family business: 4 комментария

  1. Анастасия

    Здравствуйте, Юлия!
    После нанесенных Вами мне и нашему фамильному делу оскорблений, я не испытываю никакого желания вступать с Вами в общение! Но по всей видимости то, что известно и очевидно всем, для Вас так и осталось загадкой, несмотря на многократное разъяснение одного и того же в самом начале нашего сотрудничества. Вы имеете качество все переворачивать с ног на голову и искажать! Ваше заявление само по себе абсурдно, т.к. Благотворительный фонд «Фонд П.Юргенсона » никогда не заключал договоров с частными лицами об оказании услуг на коммерческой основе! Благотворительный фонд – это организация, которая нуждается в поддержке. С 1998 года в Фонде работают добровольцами десятки профессоров и выдающихся деятелей культуры, и Вы единственная, кому пришло в голову потребовать оплату, придуманных Вами же действий! Если бы Вы в начале нашего знакомства озвучили цену Вашего нахождения в нашем Доме, поверьте, Вам не пришлось бы бывать у нас ни разу!

    Никто не мог пообещать Вам возмездный договор. Речь с самого начала шла о волонтерстве, что повторялось неоднократно. К письму прилагаю Положение о фестивале, где это прописано конкретно, и этот пункт не менялся с 2002 года. Единственно, в этом году по заданию Министерства культуры проводился Фестиваль музыки юных композиторов. Что касается выполненной Вами работы. Организация мастер-класса, которую Вы указываете, подразумевает проведение мастер-класса с приглашением участников фестиваля, на мастер-класс Лилии Родионовой от Вас не было практически ни одного не то, что юного, но и молодого композитора. То есть самой организации мероприятия, по сути, не было. Кстати, в отличие от всех остальных организаторов, а Вы, поверьте, не единственная, Вы даже не поинтересовались возможными датами проведения мероприятий, хотя я неоднократно просила предоставлять несколько дат на выбор заранее, что Вы упорно игнорировали. А теперь еще и достаточно странным, мягко говоря, тоном заявляете, что концерт 8 октября был сорван семейным банкетом, проводимым в Гостиной Юргенсон. К вашему сведению никакого семейного банкета там не было, хотя Вас это не касается в любом случае. А прежде, чем с кем-то вести переговоры по датам, да и не только, необходимо было связаться с руководителем проекта, т.е. со мной, чтобы не было накладок.

    Что касается афиш, то они полностью сделаны мною лично и распечатаны благодаря участию кинотеатра. Еще прошлой зимой мы говорили о необходимости распространения информации о мероприятиях в социальных сетях, что Вы обещали, но так и не сделали по сей день. Все ваши тексты приходилось конкретно перерабатывать. Так, например, текст для кинотеатра был сделан Вами не по форме и в итоге был составлен Леонидом и Еленой Олеговной. А название фонда Вы впервые, наконец, написали правильно в Вашем заявлении. И небольшое замечание на будущее: ни написание текстов, ни организация концертов не оплачивается (если Вы с кем-то сотрудничаете на возмездной основе) по количеству затраченных на работу часов, тексты оплачиваются по количеству знаков, организация концертов – определенной заранее оговоренной суммой. И суммы эти, уж извините, значительно меньше, чем Вам видится. Так, например, когда Леонид Шабаев писал приветственные речи для министров и руководителей компаний для крупной международной выставки (при этом каждый текст должен был быть не просто написан, но соответствовать манере речи каждого лица), то все тексты оплачивались, исходя из 450 руб. за 1000 знаков. И, прошу заметить, любая коммерческая организация платит за результат, а не за процесс. Кстати, даже Ваша приятельница, для которой Вы устроили мастер-класс, на который никого не пригласили, была удивлена Вашим поведением, в частности и тем, что Вы предлагали потребовать у меня денег на оплату исполнительницы. Если после этого письма у Вас еще возникнут вопросы, просьба обращаться к моему представителю: Соломон Ильич +79067095792

    P.S. Хочу напомнить, что наше общение началось с теплых вечеров у меня в гостях за чашкой чая и бокалом вина, когда я делилась с Вами, как необходимы Гостиной деньги на реставрацию и элементарный ремонт.

    P.P.S. Ваши телефонные расходы я готова оплатить из личных средств, естественно при предоставлении детализации звонков с указанием фамилий лиц, принимавших участие в Фестивале.

  2. Леонид

    «Образчик напыщенного бреда от бессовестного «кидалы», убеждённого в том, что люди должны на него бесплатно работать и ещё почитать это за великое благо и честь только потому, что он является носителем фамилии знаменитых предков» — это, я так понимаю, о Борисе Петровиче Юргенсоне, который составлял все типовые договора еще в 2002 году, в том числе и текст договора с волонтерами?

  3. Александр

    Я думаю, что к знаменитым предкам автор относит музыкального издателя Петра Юргенсона (1836-1904) и его детей, продолживших издательскую деятельность отца. Уж простите, но современный деятель 2000-х годов — Борис Юргенсон — на роль знаменитого предка никак не подходит.

    1. Анастасия

      А Вы кто? Вы знали Бориса Юргенсона младшего?
      Сегодня, 22 сентября, день рождения нашего дорогого Бориса Петровича Юргенсона. Верю, что отмечает он его сейчас в лучшем из миров. Сегодня мне хотелось бы показать вам его последние фотографии, которые я сделал на Новый, 2015 год у себя на даче — такая бомбочка жизнелюбия на фоне хлама, выплывающего из-под некой тьмы и который он, в отличие от меня, всегда презирал. Я позволю процитировать также свое прощальное слово о нем, написанное через день после его похорон и, надеюсь, опубликованное «Музыкальной жизнью». Так как не все ее читают, приведу его в несколько измененном виде здесь…
      Жизнь Бориса Петровича Юргенсона была совершенно особенной, уникальной жизнью.
      Борис Петрович изменил ее, выражаясь словами классика, nell mezzo del cammin. К пятидесяти годам став профессором, доктором геолого-минералогических наук, он, правнук знаменитого русского нотоиздателя XIX века, друга Чайковского, Петра Ивановича Юргенсона, встал перед выбором: или возглавить кафедру петрографии, или продолжить семейное дело.
      И, насколько крутой поворот он совершил в своей жизни, настолько же серьезный поворот ему удалось совершить в ншей музыкальной жизни.
      Ведь петрография (от греческого πέτρος— камень) — искусство тончайшего среза с минерала. И таким же тонким, природно-объективным срезом с музыкальной жизни Москвы становился каждый концерт в Гостиной Юргенсон. А ведь за 15 лет существования гостиной на Хохловке их прошли сотни. В свою очередь, таким же срезом международной музыкальной жизни оказывался каждый конкурс имени его знаменитого прадеда.
      Прищуренным, нацеленным в самую суть взглядом естествоиспытателя он глядел на нашу суматошную и сумбурную артистическую среду. И всякий раз точно выхватывал самое главное, и говорил об этом в необычайно точных и емких формулировках. Очень жаль, что его интереснейшие суждения о музыке отрывочны, и теперь их придется собирать по кусочкам. Наши с ним разговоры о путях и судьбах музыки зимой, у горящего камина, и в глуши летних муромских лесов нельзя забыть…
      Когда в конце 1990-х гг. он пришел в музыку, мало кто верил, что Борису удастся сделать хоть что-нибудь в том застойном болоте, в котором находилась современная музыка в те годы. Но он, при поддержке семьи, упорно шел к своей цели. Состоявшийся в 2001 году конкурс имени П.Б. Юргенсона казался неслыханным чудом. Вкладывая в это свою огромную энергию, прислушиваясь к мнениям крупных музыкантов, Борис организовал первый в России музыкальный конкурс международного масштаба. За 14 лет существования конкурса он открыл несколько звезд европейской величины. Увы, на последнем, восьмом конкурсе ему так и не довелось присутствовать. Он состоялся за девять дней до его кончины.
      Борис был преданным другом всех музыкантов — от выдающихся до самых молодых и низвестных. Он старался помогать каждому, несмотря на колоссальную занятость. И одновременно мы все были его друзьями и могли обратиться к нему за помощью и советом в любое время. Пять лет назад он взвалил на себя и заботы об издательстве «Композитор», достигнув таким образом своей мечты и поравнявшись со своим знаменитым предком.
      Увы, слишком мало времени ему отпустила судьба на вторую, музыкальную половину жизни. Сколько интересных проектов, и издательских, и концертных, осталось незавершенными. Сейчас вся забота о наследии нескольких поколений семьи Юргенсонов легла на его дочь Анастасия Юргенсон, прекрасную, талантливую женщину. Настя, это тебе ото всех нас.
      Работал в компании «Композитор»
      Работал в компании «Благотворительный фонд П.Юргенсон»
      Работал в компании «Московская государственная консерватория»
      Учился в МГК им.П.И.Чайковского
      Учился в Moscow State Conservatoire
      Учился в Moscow Conservatory

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *