Особенности развития современного художественного творчества и проблемы музыкального образования


Доклад на XII международной научно-практической конференции «Современное музыкальное образование — 2013», 4-6 декабря 2013 года
Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена
Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова

Если я говорю голосами человеческими и ангельскими,
а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий.
(Новый завет, Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, гл. 13: 1)

С широким распространением цифровых компьютерных технологий, в том числе в музыкальном, а шире — художественном творчестве в целом, возникает благоприятная ситуация выхода из узко понятого инструментализма и более тесного взаимодействия, сотрудничества представителей разных творческих профессий. А вместе с этим — и желательность появления перспективных образовательных форм, опирающихся на освоение новейших технологий современного академического искусства.

Чисто инструментальные жанры (такие как, например, соната, симфония) давно пребывают в кризисе (в плане обращения внимания к ним композиторов), а подготовка музыкантов-инструменталистов традиционного типа порой становится избыточной, так как успешными концертирующими виртуозами становятся лишь избранные (при этом стоит заметить, на некоторых особо известных корифеев-солистов ныне изысканная публика подчас приходит аналогично тому, как ходила она в своё время и на певцов-кастратов).

В свете такой ситуации имеет смысл подумать на тему: когда и почему «умерла» европейская инструментальная симфония и что ей может прийти на замену?

До эпохи Барокко преимущественное значение в сфере серьёзного искусства духовной направленности имела вокальная музыка. Но постепенно роль инструментальных жанров стала усиливаться. Музыкальная соната «оторвалась» от поэтического сонета (возникшего в XIII веке в свою очередь под влиянием народных песенных форм), а будущая оркестровая симфония «поднялась» из теологическо-христианской среды, в которой и до сих пор продолжают изучаться/издаваться Симфонии на библейские тексты. Потом, в процессе общей постепенной секуляризации общества, вырвавшись из религиозно-культовой сферы и удачно примостившись на музыкальном Олимпе, инструментальная симфония дерзновенно отправилась в собственное классическое плавание, посягнув на мега-уровень обобщений и высших духовных смыслов. Романтические настроения «Sturm und Drang» только подогрели эту самонадеянность, хотя и пребывали в основном в антропоцентричном русле человеческих эмоций и переживаний. За два с половиной века своего пути симфония в глазах просвещённой общественности достигла высшего статуса — «картины мира». А затем стала сдавать позиции своей инструментальной самодостаточности (начиная с финала Девятой симфонии Бетховена), а заодно терять и собственно художественно-творческие иллюзии по устройству «мировой гармонии».


Фрагмент к/ф «Лекция 21» (2008, режиссёр Алессандро Барикко)

Постепенно западная секуляризованная культура деградировала в цивилизацию. Уменьшились и надежды культурного сообщества на «миссионерскую роль» гигантских симфонических полотен в жизни современного человека. К началу XX века область инструментальной музыки, вершиной которой стал жанр европейской симфонии, постепенно теряет своё самодовлеющее значение в качестве носителя искусства концептуально-содержательного характера, чуткого «барометра эпохи», по Малеру, или «зеркала жизни», по Асафьеву. Чисто инструментальная музыка уже не смогла давать ответы на животрепещущие вопросы современности.

И начинаются поиски нового высокого — уже мистериального искусства (предпосылки были у Скрябина, Мессиана, затем Орфа, потом у более популярного Вангелиса) с обращением к глобальным образам, темам мироздания, космогоническим образам, а заодно — и к смежным видам искусства, Слову. При этом в современном творчестве, тяготеющем к новой пространственности, многократно усиливается задача электронно-акустического заполнения больших музыкально-звуковых сфер, значимость игры художественно-изобразительных приёмов, множественность средств выразительности, мультимедийность.

О совершенно иных содержательных ракурсах искусства конца XX говорят, к примеру, такие подзаголовки музыки грека Вангелиса к сериалу «Космос», как «Небеса и преисподняя», «Путешествия в пространстве и времени», «Жизнь звёзд», «Край вечности», «Гармония миров», «Кто отвечает за Землю?».

Общественная потребность в концертной инструментальной музыке постепенно уменьшается, а музыкальное творчество в формате новых мультимедиа, в том числе цифровых (воссоздающих на новом этапе синтеза доклассический синкрезис искусств), — наоборот, становится всё более востребованным. Соответственно меняется и парадигма образовательного процесса в сфере современного музыкального искусства.

Попытки продолжить развитие классического жанра (вне его программных разновидностей), в частности, у Хиндемита, Сибелиуса, не увеличили внимания к нему у публики последующих поколений. Неоклассицистские устремления у Стравинского, Прокофьева отчасти поддержали развитие жанра в русле «чистого» непрограммного симфонизма. Однако некоторые последующие экспериментальные направления в духе «philharmonic new age» с умозрительным выходом на «высокие материи» (как, например, в музыке для симфонического оркестра у «онтологически» электронного Михаила Чекалина) или стремление к утверждению некоего жанра «симфо-электронной музыки» («СЭМ» у Арама Энфи) особо обнадёживающими не представляются.

Система современного музыкального образования должна быть призванной не армию узко-профессиональных инструменталистов наращивать, а музыкантов широкого профиля и высокого университетско-культурного уровня готовить. Музыкантов, разбирающихся и в философско-религиозных проблемах, и в теориях композиции смежных искусств (изобразительного, кино, театра, видео) и в широко понятой медиаинформатике, включающей в себя далеко не только узко-цеховую музыкальную информатику по преимущественному освоению навыков компьютерной нотации. И, конечно же, — музыкантов, компетентных в современных цифровых технологиях смежных искусств.

Библиографическая ссылка: 

Автор текста: Елена Орлова

Лицензия Creative Commons

* Доклад также опубликован в сборнике материалов конференции: Современное музыкальное образование — 2013: Материалы международной научно-практической конференции. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2014 (ISBN 978-5-8064-1948-5). С. 27-28.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *