Архив метки: конференция

Фальшивка для авторов | Fake for authors

♚ ФЕЛЬЕТОН ♚

Российское авторское общество (#РАО) систематически проводит Конференции, на которых участвуют члены РАО (100 делегатов) и решают важные вопросы (прежде всего, выбирают Авторский совет, который будет назначать размеры авторских вознаграждений). Хотя, вероятно, участвуют только «нужные» делегаты: сверх-тайное (!) онлайн-голосование «выбери из 100 предложенных кандидатур 100 делегатов» — любого нормального человека погрузит в состояние ступора.

15 апреля была внеочередная такая Конференция. Сначала те, кто не потерял надежду, сверх-тайно голосовали, затем членам РАО разослали письма, правда, «задним» числом. Обратите внимание на штемпель письма — он совпадает с днём проведения мероприятия — 15.04.2016… Потом РАО опубликовало, что это, вообще, фальшивка, и никаких писем оно не рассылало ( >>> ). Какой-то мальчиш-плохиш не поскупился и подделал письма РАО… правда по непонятным причинам разослал их поздновато. Странный какой мальчиш-плохиш! И откуда он только знает адреса всех членов РАО?! Однозначно — ведун!

Письмо РАО

Тем не менее, заседание состоялось — какие же счастливчики эти делегаты!!! Всё решено, новый Авторский совет избран. Особенно в восхищении остался великий Сюткин, новый член совета (интересно, высылал ему письмо наш ведун?!). Судя по фотографии, всё было торжественно и строго, одни только люстры Президент-Отеля свисали над головами участников, как дамокловы мечи.

Президент-Отель

Пользуясь возможностями блога, члены РАО от души поздравляют всех причастившихся и желают им дальнейшего процветания на просторах нашей необъятной родины! И.. долой фальшивки!

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 11 | Picture Story No. 11

Всероссийская конференция «Перспективы развития регионального радиовещания в России» | All-Russian conference Perspectives of Regional Broadcasting Development in Russia

Гостиница Radisson Славянская, г. Москва. Спикеры.

Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России Перспективы развития регионального радиовещания в России

МЕДИАВЕЩАНИЕ: ПРОБЛЕМЫ КОНВЕРГЕНЦИИ

Лицензия Creative Commons

Композиция в условиях цифровой студии | Composition in the digital studios

 Городской методический центр Московская  региональная научно-практическая конференция «Совершенствование музыкально-образовательного процесса в ДШИ и ДМШ на основе цифровых технологий», 27-29 марта 2015 года. ДМШ имени С. М. Майкапара

Музыкально-цифровая культура — это не только новые технические возможности в творчестве и образовании. Это новые принципы музыкальной композиции, музыкального исполнения, восприятия и потребления искусства. Сам академический феномен «композиция» в цифровую эпоху меняет свои критерии, поэтому образовательный процесс должен их отображать в той или иной степени.

Во-первых, композитор в условиях цифровой студии нередко выступает и в качестве исполнителя, даже целого исполнительского коллектива. Цифровой звук позволяет одному человеку заменить собой (сымитировать) большой оркестр или воссоздать ансамбль электронных инструментов. Поэтому инструментоведение, а также анализ и синтез звука становятся повышенно значимыми дисциплинами в образовании такого композитора-исполнителя.

Во-вторых, сами композиционные принципы работы с материалом резко изменились. Информацией о звучании теперь являются не только ноты (инструкция), но и цифровые формулы, MIDI-данные (а это уже иная знаковая система). Сам электронный музыкальный звук может быть представлен категориями генерирования, синтезирования, сэмплирования, микширования, интерактивности. А процесс сочинения музыки напрямую соприкасается с музыкальным программированием и моделированием, музыкально-компьютерными технологиями и звукоинженерией. Отсюда множество видов компьютерных программ и приложений, пригодных для композиции (алгоритмы, виртуальные синтезаторы, конструкторы, автоаранжировщики, секвенсеры, аудиоредакторы и т. д.).

В-третьих, важным феноменом студийной композиции становится категория «продукта». Часто востребован не просто автор музыки, автор нот, а создатель готового музыкального продукта (цифрового звука, фонограммы, фонотеки, музыкального слайд-шоу, видеоролика, музыкального проекта). Тем самым, происходит расширение профессии композитора в сторону звукорежиссуры, диджеинга и мультимедиа, в итоге — творца-мультихудожника. Не секрет, что современный композитор ориентируется в сведении и панораме звука, в звуко- и видеозаписи, в монтаже, компрессии, оцифровке и мастеринге.

К слову, если вспомнить здесь темброво-инструментальные теории исторического развития музыки [Штуккеншмидт, Борис Асафьев, Штокхаузен], то там присутствуют три основные стадии: вокальная («религиозная»), инструментальная («человеческая»), электронная («космическая»). Вероятно, цифровая музыка, поглотившая в той или иной мере всю музыкальную индустрию и смежные области творчества (музыкальные медиа и мультимедиа), породив тем самым феномен творца-мультихудожника, является кульминационной точкой третьей, электронной стадии, за которой должна последовать четвёртая, суперличностная или, наоборот, внеличностная стадия музыкальной истории.

Также хочется привести современное мнение петербургских коллег, которые даже в понятие музыкального программирования включают: специализированные музыкальные языки программирования, работу с цифровым звуком, работу с цифровой музыкой, а также работу со звуковыми составляющими в мультимедиа-проектах.1

1 Горбунова И. Б., Заливадный М. С., Кибиткина Э. В. Музыкальное программирование: Учеб. пособие. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2012. С. 90.

В-четвёртых, продукт композиторской деятельности сегодня чаще востребован в среде медиа, в которой сформировались особые музыкально-прикладные жанры. Очевидно, что медиамузыка электронного вещания (телевидение, радио, онлайн, подкастинг), а также музыка фильмов, видеоигр, мобильных устройств (например, так называемые джингл-пакеты или рингтоны), имеют принципы построения формы и фактуры, отличные от музыки академической традиции, связанные с прикладным предназначением медиажанра или конкретного электронного продукта (композиторские техники звуковых слоёв, звуковых перехватов, звуковых петель, визуально-музыкального монтажа и т. д.). В связи с этим в образовательных учреждениях всех уровней, помимо классической композиции, необходима разработка основ прикладного типа музыкальной композиции, связанной с мультимедийными тенденциями современного мира и медиатворчеством.

Для отображения данных изменений в образовательном процессе нужна консолидация методических и кадровых ресурсов (вплоть до создания общего сетевого портала). При этом публикации, мастер-классы, круглые столы, семинары и конференции не должны превалировать над творческим процессом в области музыкально-цифрового творчества. Здесь явным стимулом для ученика и для учителя и формой продвижения цифровой композиции видятся конкурсы (в том числе онлайн-конкурсы) — школьные, районные, городские, областные, всероссийские и международные, которые аксиологически заменяют музыкально-концертную деятельность традиционного исполнителя.

Итак, необходимыми факторами для развития предмета «композиция» являются:

  1. расширение сферы практических знаний учителя и ученика;
  2. техническая и компьютерная грамотность ученика;
  3. звукорежиссёрская и мультимедийная грамотность ученика (мультихудожественный подход к образованию);
  4. освоение учеником правовых основ для баз данных, монтажа и рерайтинга;
  5. изучение форм и техник прикладной электронно-цифровой композиции;
  6. смоделированная и интерактивная композиция;
  7. публичные показы композиторских работ и участие в конкурсах.

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 9 | Picture Story No. 9

Московская региональная научно-практическая конференция «Совершенствование музыкального образовательного процесса в ДШИ и ДМШ на основе цифровых технологий» | Moscow regional scientific-practical conference Improvement of Musical Educational Process in the Art and Music Schools on the Digital Technologies Basis

01020304
0506070809101112131415161718192021222324

Композиция в условиях цифровой студии25

Лицензия Creative Commons

Компьютерная и мультимедийная студии музыки | Computer and multimedia music studios

 Городской методический центр Московская  региональная научно-практическая конференция «Совершенствование музыкально-образовательного процесса в ДШИ и ДМШ на основе цифровых технологий», 27-29 марта 2015 года. Школа искусств имени М. А. Балакирева

Методический центр «Компьютерные мультимедийные технологии и электронные музыкальные инструменты», который был создан в Москве в 2015 году, состоит из трёх секций:

  1. Электронные музыкальные инструменты (ведущий методист И. М. Красильников);
  2. Цифровые технологии музыкально-теоретических дисциплин (ведущий методист Е. В. Орлова);
  3. Компьютерная и мультимедийная студии музыки (ведущий методист А. В. Чернышов).

Хочу подчеркнуть, что это не три замкнутые в себе направления, а во многом пересекающиеся и взаимодополняющие сферы методической деятельности в области музыкального образования, связанного с электронными и цифровыми возможностями современности. К примеру, аранжировка и звукорежиссура включены как в первую, так и в третью секции. В то же время аранжировка непосредственно связана с теоретическим предметом второй секции — «инструментовка с использованием электронных инструментов и компьютерных средств». А музыкальная информатика предполагает знакомство обучающегося как с электронными музыкальными инструментами, так и с мультимедийными цифровыми средствами.

Тем не менее, каждая секция имеет свои прерогативы. Так, в секции № 3 большой акцент будет сделан на студийный тип работы современного музыканта: на студийное творчество (в первую очередь, это создание фонограмм и музыкальных видео), на прикладной тип музыки (медиамузыка, музыкальные ремиксы и саунд-треки, музыкальные мультимедиа), и, соответственно, на расширение выразительных средств музыкального продукта (звуковая среда в широком смысле слова, микрофонные и экранные средства, интегрированные в музыку цифровые тексты, графика, фотографии, аудио и видео, а также интерактивные средства).

В первую очередь, секция направлена на музыкальное образование в области медийных и мультимедийных технологий и творчества. Основными учебными программами секции выступают «Компьютерная студия музыки: аранжировка и звукорежиссура», «Саунд-дизайн и диджеинг», «Медиамузыка» и «Мультимедийная студия музыки». Дополнительными разрабатываемыми предметами могут стать основы музыкальной медиажурналистики и музыкальной медиарежиссуры. Не секрет, что для музыкального образования Москвы и России в целом данное направление является новым и требует тщательной разработки основных тематических планов учебных программ, методических пособий, репертуарных списков, подготовки профильных специалистов-преподавателей, переквалификации педагогического состава музыкантов и их аттестации.

Отличительной чертой современного мира является максимально возможное распространение информации на цифровых носителях и в Интернете (электронной базе данных). В качестве материала творчества используются аудиальные, визуальные и видео-произведения многих авторов, изготовителей фонограмм, исполнителей, режиссёров и т. д. Феномены заимствования, рерайтинга, ремикса, монтажа, диджеинга, виджеинга и вещания (трансляции) накладывают особый отпечаток на этические и психологические нормы творчества, в том числе музыкального. Это, несомненно, требует дополнительного «правового» модуля и в образовательном процессе, формируемом данной секцией.

Кроме того, мультимедийная направленность мышления современного художника требует воспитания особого, синтетического мышления обучающихся, состоящего не только из  традиционно замкнутых аспектов музыки и литературных текстов, но из художественного взаимофункционирования звука вообще, статического изображения, видеоряда, цветосветовой драматургии, — то есть любых вариантов соединения художественных текстов и их выразительных средств. Такая комплексная система выразительных средств — важнейшая тенденция нового времени как в музыкальном творчестве и индустрии, так и в науке и образовании. Поэтому секция «Компьютерная и мультимедийная студии музыки» имеет явные перспективы для расширения на федеральном и даже мировом уровне. К слову, в 2015 году в Москве состоялся Финал I-го Международного открытого конкурса авторского музыкального видео «Медиамузыка», где председателем жюри согласился быть легендарный итальянский кинокомпозитор Эннио Морриконе. Также в Москве проводится конкурс «Музыкальная Электроника и МультиМедиа» (в составе его жюри присутствуют выдающиеся музыканты: к примеру, в 2013 году я привлёк к участию в жюри конкурса известного американского музыканта-электронщика Мортона Суботника). Кроме того, на многих конкурсах и фестивалях синтезаторного творчества музыканты прибегают к созданию сопровождающего исполнение видеоряда, что подвигает жюри добавлять дополнительные номинации для участников. Конкурсная деятельность является важнейшей частью стимулирования методических и образовательных разработок и экспериментов.

Секция «Компьютерная и мультимедийная студии музыки» может быть направлена на общеразвивающее образование, а также имеет явный потенциал для участия в формировании предпрофессионального и профессионального образования по специализациям «компьютерный аранжировщик», «звукорежиссёр медиа», «саунд-дизайнер», «ди-джей», «медиакомпозитор», «музыкальный медиажурналист», «музыкальный медиарежиссёр».

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 4 | Picture Story No. 4

Вторая Всероссийская конференция НССМО | The Second All-Russian Conference of NCMEM

Национальный совет по современному музыкальному образованию | The National Council for Modern Education in Music

01020304050607080910

Лицензия Creative Commons

Особенности развития современного художественного творчества и проблемы музыкального образования


Доклад на XII международной научно-практической конференции «Современное музыкальное образование — 2013», 4-6 декабря 2013 года
Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена
Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова

Если я говорю голосами человеческими и ангельскими,
а любви не имею, то я — медь звенящая или кимвал звучащий.
(Новый завет, Первое послание к Коринфянам святого апостола Павла, гл. 13: 1)

С широким распространением цифровых компьютерных технологий, в том числе в музыкальном, а шире — художественном творчестве в целом, возникает благоприятная ситуация выхода из узко понятого инструментализма и более тесного взаимодействия, сотрудничества представителей разных творческих профессий. А вместе с этим — и желательность появления перспективных образовательных форм, опирающихся на освоение новейших технологий современного академического искусства.

Чисто инструментальные жанры (такие как, например, соната, симфония) давно пребывают в кризисе (в плане обращения внимания к ним композиторов), а подготовка музыкантов-инструменталистов традиционного типа порой становится избыточной, так как успешными концертирующими виртуозами становятся лишь избранные (при этом стоит заметить, на некоторых особо известных корифеев-солистов ныне изысканная публика подчас приходит аналогично тому, как ходила она в своё время и на певцов-кастратов).

В свете такой ситуации имеет смысл подумать на тему: когда и почему «умерла» европейская инструментальная симфония и что ей может прийти на замену?

До эпохи Барокко преимущественное значение в сфере серьёзного искусства духовной направленности имела вокальная музыка. Но постепенно роль инструментальных жанров стала усиливаться. Музыкальная соната «оторвалась» от поэтического сонета (возникшего в XIII веке в свою очередь под влиянием народных песенных форм), а будущая оркестровая симфония «поднялась» из теологическо-христианской среды, в которой и до сих пор продолжают изучаться/издаваться Симфонии на библейские тексты. Потом, в процессе общей постепенной секуляризации общества, вырвавшись из религиозно-культовой сферы и удачно примостившись на музыкальном Олимпе, инструментальная симфония дерзновенно отправилась в собственное классическое плавание, посягнув на мега-уровень обобщений и высших духовных смыслов. Романтические настроения «Sturm und Drang» только подогрели эту самонадеянность, хотя и пребывали в основном в антропоцентричном русле человеческих эмоций и переживаний. За два с половиной века своего пути симфония в глазах просвещённой общественности достигла высшего статуса — «картины мира». А затем стала сдавать позиции своей инструментальной самодостаточности (начиная с финала Девятой симфонии Бетховена), а заодно терять и собственно художественно-творческие иллюзии по устройству «мировой гармонии».


Фрагмент к/ф «Лекция 21» (2008, режиссёр Алессандро Барикко)

Постепенно западная секуляризованная культура деградировала в цивилизацию. Уменьшились и надежды культурного сообщества на «миссионерскую роль» гигантских симфонических полотен в жизни современного человека. К началу XX века область инструментальной музыки, вершиной которой стал жанр европейской симфонии, постепенно теряет своё самодовлеющее значение в качестве носителя искусства концептуально-содержательного характера, чуткого «барометра эпохи», по Малеру, или «зеркала жизни», по Асафьеву. Чисто инструментальная музыка уже не смогла давать ответы на животрепещущие вопросы современности.

И начинаются поиски нового высокого — уже мистериального искусства (предпосылки были у Скрябина, Мессиана, затем Орфа, потом у более популярного Вангелиса) с обращением к глобальным образам, темам мироздания, космогоническим образам, а заодно — и к смежным видам искусства, Слову. При этом в современном творчестве, тяготеющем к новой пространственности, многократно усиливается задача электронно-акустического заполнения больших музыкально-звуковых сфер, значимость игры художественно-изобразительных приёмов, множественность средств выразительности, мультимедийность.

О совершенно иных содержательных ракурсах искусства конца XX говорят, к примеру, такие подзаголовки музыки грека Вангелиса к сериалу «Космос», как «Небеса и преисподняя», «Путешествия в пространстве и времени», «Жизнь звёзд», «Край вечности», «Гармония миров», «Кто отвечает за Землю?».

Общественная потребность в концертной инструментальной музыке постепенно уменьшается, а музыкальное творчество в формате новых мультимедиа, в том числе цифровых (воссоздающих на новом этапе синтеза доклассический синкрезис искусств), — наоборот, становится всё более востребованным. Соответственно меняется и парадигма образовательного процесса в сфере современного музыкального искусства.

Попытки продолжить развитие классического жанра (вне его программных разновидностей), в частности, у Хиндемита, Сибелиуса, не увеличили внимания к нему у публики последующих поколений. Неоклассицистские устремления у Стравинского, Прокофьева отчасти поддержали развитие жанра в русле «чистого» непрограммного симфонизма. Однако некоторые последующие экспериментальные направления в духе «philharmonic new age» с умозрительным выходом на «высокие материи» (как, например, в музыке для симфонического оркестра у «онтологически» электронного Михаила Чекалина) или стремление к утверждению некоего жанра «симфо-электронной музыки» («СЭМ» у Арама Энфи) особо обнадёживающими не представляются.

Система современного музыкального образования должна быть призванной не армию узко-профессиональных инструменталистов наращивать, а музыкантов широкого профиля и высокого университетско-культурного уровня готовить. Музыкантов, разбирающихся и в философско-религиозных проблемах, и в теориях композиции смежных искусств (изобразительного, кино, театра, видео) и в широко понятой медиаинформатике, включающей в себя далеко не только узко-цеховую музыкальную информатику по преимущественному освоению навыков компьютерной нотации. И, конечно же, — музыкантов, компетентных в современных цифровых технологиях смежных искусств.

Библиографическая ссылка: 

Автор текста: Елена Орлова

Лицензия Creative Commons

* Доклад также опубликован в сборнике материалов конференции: Современное музыкальное образование — 2013: Материалы международной научно-практической конференции. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2014 (ISBN 978-5-8064-1948-5). С. 27-28.

Музыкально-цифровые технологии в медиасреде | Music-digital technologies in the media environment


Доклад на XII международной научно-практической конференции «Современное музыкальное образование — 2013», 4-6 декабря 2013 года
Российский государственный педагогический университет им. А. И. Герцена
Санкт-Петербургская государственная консерватория им. Н. А. Римского-Корсакова

Сегодня информационная эпоха достигла определённого порога, ведь информационные потоки и хранилища данных разрослись до гипер-размеров. Это требует от человечества определённых оперативных действий, связанных, прежде всего, с упорядочиванием всей этой глобальной информации. Конечно, главная причина и главный помощник в сложившейся ситуации — компьютерные средства. Они теперь всюду: дома, на работе, в общении с друзьями и коллегами, с частными и государственными организациями. Естественно, и в художественном мире и в мире музыкальной информации без них не обошлось. Музыканты XXI века работают в компьютерных программах, создают нотные страницы и звуковые файлы, используют музыкально-компьютерные технологии в образовании, науке, исполнительской и звукозаписывающей практике.

Всё это стало возможным благодаря автоматизации процесса. Компьютерные редакторы позволяют автоматизировать и ускорять процесс набора и форматирования нотного текста, обработки и микширования звука, создания многодорожечных сэмплерных партитур и т. д. Это, несомненно, повод для изменения и традиционного музыкального образования. Новые реалии требуют внедрения новых учебных предметов и кардинальное изменение «старых» (в которые, к тому же, уже проникают мультимедийные презентации, электронные тексты, интерактивные викторины и т. п.). Современный музыкант не может обойтись без знаний о технической и технологической стороне компьютерного и электронного звука, начиная от элементарной грамотности в данной области и заканчивая спецификой развития музыкального слуха.

К примеру, с процессом «грэббинга» (англ. grabbing — захват) при переводе аудиоданных CD в MP3-формат сталкивался едва ли не каждый музыкант. А при конвертации возникают категории частоты дискретизации и битности сигнала. Появление мелодий, составленных из сэмплов, наряду с записанными традиционным акустическим способом, предполагает у нынешнего музыканта наличие особого тембрального слуха.

В электронных медиа эти способности особенно востребованы. Музыкально-компьютерные технологии обязывают сотрудника, работающего на цифровом телевидении, радио, в Интернете, звукозаписывающей индустрии и т. д., качественно разбираться во многих процессах звукового монтажа, редакции, компрессии и эквализации звука. К слову, многие музыканты до сих пор не знают, что громкость записанного звука складывается не просто из его уровня, но и его плотности. Кстати, именно на этом «незнании» и паразитирует отечественная телевизионная реклама, превышающая по громкости окружающий её контент. С точки зрения Федерального закона «О рекламе» (гл. 2, ст. 14, п. 2), все нормы соблюдены: уровень звука не превышает средний уровень сигнала1. Однако плотность, а, следовательно, и громкость в рекламных видеороликах явно превышена.

1 При трансляции рекламы уровень её звука, а также уровень звука сообщения о последующей трансляции рекламы не должен превышать средний уровень звука прерываемой рекламой телепрограммы или телепередачи. Параметры соотношения уровня звука рекламы и уровня звука прерываемой ею телепрограммы или телепередачи определяются требованиями технического регламента.

Жёсткий критерий плотности записанного звука (англ. RMS — Root Mean Squared) получил наименование «коммерческое качество», которое для звучащей из колонок музыки весьма актуально. По правилам этого «коммерческого качества» сегодня формируются и многочисленные музыкально-цифровые базы для вещания, и звуковые библиотеки (архивы) медиамузыки на винчестерах и серверах — для возможности трансляции или оформления различных медийных продуктов.

Телерадиокомпании могут получить любые цифровые или оцифрованные музыкальные файлы из любой звуковой библиотеки, например, через Интернет. Широчайший и быстрый выбор музыки многих стилей и вариантов аранжировки, в том числе разного хронометража одной и той же темы, превращают процесс музыкального оформления и звукового монтажа в сверхоперативное действо. Неслучайно, что композиторская работа в масс-медиа теперь больше связана не с конкретной передачей или фильмом, а направлена на создание треков для звуковой медиамузыкальной сетевой библиотеки (например, австралийской AudioJungle).

Более того, благодаря многофункциональному компьютерному монтажу, компьютерному сведению звука и компьютерной аранжировке, музыкально-шумовое оформление в современном телерадиовещании стало играть повышенную роль не только в художественных передачах, но даже в информационных выпусках, автономных рекламных роликах и вообще на протяжении всего эфирного дня, побуждая вещательные каналы к использованию уникальных джингл-пакетов. Не секрет, что сегодня такие джингл-пакеты присутствуют практически во всех электронных СМИ: музыкально-организованный телерадиоэфир насквозь пронизан музыкальными «подложками», заставками и отбивками, которые внедряются даже в «клиповую» лейтмотивную технику современных игровых «мыльных» сериалов, подобных американским «Друзьям» (1994-2004, NBC)2.

2 Чернышов А. В. Медиамузыка: Исследование. М.: ООО "Медиамузыка", 2013. С. 236.

Помимо оперативности в компьютеризации медиа, естественно, также присутствует феномен автоматизации эфира, которым сегодня охвачены и интернет-каналы, и радио, и телевидение. К примеру, оцифрованная музыка, хранящаяся на жёстком диске (сервере), занимает большую часть эфира современной разговорно-музыкальной радиостанции, а сам эфир часто предварительно программируется (за исключением «живой» речи ди-джея). В каждом часе каждого эфирного дня при помощи автоматической и ручной селекции заранее выстраивается определённая последовательность музыкального материала, который ведущий или звукорежиссёр впоследствии выводят в эфир с микшерной консоли (или музыкальный материал выдаётся в эфир автоматически). Для этой автоматизации вещания и селекции создаются специальные компьютерные программы, порой самостоятельно производящие монтаж музыки «на лету»3. Программисты создают целые вещательные комплексы (набор программ в единой информационной системе), в которых работает вся редакция того или иного медиа, начиная от журналистов, дикторов и заканчивая звукорежиссёрами и музыкальными редакторами. К примеру, сегодня в России, Германии и Турции очень востребован российско-немецкий комплекс автоматизации радиовещания Digispot II.

3 См. видеопример работы в эфире в австрийской программе Motionmixes:
Бысько М. В. Звуки современного информационного радиоэфира // ЭНЖ "Медиамузыка". № 1 (2012). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/1_3.html

Специалисты Учебно-консультационного центра «Медиамузыка», созданного на базе одноименного международного электронного научного журнала, в 2013 году проводили обучение сотрудников радиостанций работе в Digispot II. Они отметили, что те, кто на радио непосредственно занимается музыкой (даже имея высшее музыкальное образование), оказались не готовы к подобным нововведениям. И это — показатель того, что современные образовательные стандарты в России ещё очень далёки от реалий, от музыкально-компьютерных технологий.

Сегодня бурно развивающиеся компьютерные технологии формируют культурное пространство, а цифровые медиа проецируют его на масштабное информационное полотно. В этом случае трудно переоценить важность подготовки профессиональных кадров для новой медиасреды, так как от этого фактически зависит будущее музыкальной культуры.

Библиографическая ссылка: 

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

* Доклад также опубликован в сборнике материалов конференции: Современное музыкальное образование — 2013: Материалы международной научно-практической конференции. СПб.: Изд-во РГПУ им. А. И. Герцена, 2014 (ISBN 978-5-8064-1948-5). С. 156-159.