Кармина Бурана в Доме музыки | Carmina Burana in House of Music

9-10 февраля 2019 года в Московском международном Доме музыки планировалось достаточно необычное представление: исполнение знаменитого произведения немецкого композитора Карла Орфа в сопровождении проекций на стенах и плафоне Светлановского зала картин художников Возрождения. Исполнители: Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» (дирижёр Сергей Тарарин), Государственная академическая хоровая капелла России им. А. А. Юрлова, Детский хор Большого театра России, а также солисты Эльвира Хохлова (сопрано), Александр Богданов (тенор) и Андрей Батуркин (баритон). Редакция ЭНЖ «Медиамузыка» посетила столь интересное событие в мире искусства.

Загадочная кантата всегда вызывает большой интерес у публики своей противоречивостью, мистицизмом и непривязанностью к религиозной тематике (10 февраля на «сеансе» в 15:00 в зале практически не было свободных мест). Однако загадочность названия — это всего лишь дословный перевод с латинского словосочетания «Песни Бойерна». Так был назван рукописный сборник поэзии вагантов, найденный в 1803 году недалеко от Мюнхена в бенедиктинском монастыре Бойерн, то есть Buranum по-латыни. Орф взял из этого сборника только 24 стихотворения (всего их там около трёхсот), чтобы, по его словам, сотворить праздник победы человеческого духа через равновесие плотского и вселенского. Это очень нестандартный подход. Здесь нет грозящего сверху перста, покаяния или катарсиса, эта музыка об избирательности судьбы, о том, как быстро проходит время для радостей земных, в том числе для «излишеств»: пьянства, обжорства и плотских удовольствий (а куда ж без них!).

Средневековую атмосферу удачно создал хор, появившись на сцене в серых балахонах с большими капюшонами. Оркестранты были одеты в красное и чёрное. В начале представления на сцене Светлановского зала появилась конферансье, которая долго говорила о том, когда и где можно приобрести билеты на различные мероприятия «Русской филармонии». Такое «вступление» было сильно затянуто. Понятно, что реклама есть двигатель торговли, но ведь в зале собрались люди по конкретному поводу. Перейдя кратко к творению Карла Орфа, к сожалению, ничего путного о предстоящем концерте зрителям она не поведала, кроме, разве что, имён художников (почему-то без перечисления их полотен, фрагменты которых потом демонстрировались в проекции). А могла бы. Хотя бы потому, что Кармина Бурана была написана в Германии 1935-36 годов, что первое её исполнение состоялось во Франкфурте-на Майне в 1937 году, что её высоко ценил Геббельс и пр. Что изначально некоторые стихотворения сборника вагантов имели невменные нотные знаки, до сих пор не расшифрованные исследователями (а не мог ли сам композитор каким-то образом расшифровать некоторые из них и переписать в принятой нотации?). Даже полное название сценической кантаты так и не прозвучало, а оно вполне «говорящее»: «Carmina Burana — Песни Бойерна. Мирские песни для исполнения певцами и хорами совместно с инструментами и магическими изображениями». Ничего такого мы не услышали, поэтому каждый зритель в своём восприятии руководствовался теми знаниями, которые имел.

Но тут, наконец, грянули первые аккорды первого номера O Fortuna, и колесо Судьбы завертелось… Изображения колёс проецировались справа и слева на балконы, фрагменты картин плыли по потолку. Честно говоря, особой грандиозности в «мультимедийных» изображениях я не заметил. Даже если бы их не было совсем, воздействие музыки нисколько бы не уменьшилось. Хотя, надо признать, что объятые живым пламенем балконы и трубы органа на предпоследнем номере Ave formosissima произвели очень сильное впечатление!

Отдельно хочется сказать об исполнении. В наше время посещение разного рода концертов и музыкальных мероприятий связано с некоторым риском. К сожалению частенько можно слышать, как органисты с мировыми именами «разбирают» на сцене текст по нотам, как дирижёры машут так, словно хотят улететь, и при этом совершенно не слышат фальшь оркестра: отдельные группы инструментов банально не настроены (обычно это литавры, но бывают и струнные, и духовые), как визг в малую секунду у сопрано в хоре совершенно естественно воспринимается невзыскательной публикой в уважаемых залах и даже вызывается на бис.

Здесь нам повезло, и ничего этого не было. Хор пел очень достойно (даже детский), оркестр был сыгран и строен (единственное, что ему немного не хватало динамики, но это, скорее зависит от не очень хорошей акустики Светлановского зала), солисты тоже были ярки и интересны. Никто и ничто не помешало восприятию музыки Карла Орфа. Можно сказать, что в этот раз колесо Фортуны повернулось в нашу сторону.

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Максим Бысько

Лицензия Creative Commons

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.