Архив автора: Alexander Chernyshov

Об авторе Alexander Chernyshov

Editor in Chief

Фоторепортаж № 28 | Picture Story No. 28

II-ой музыкальный кинофестиваль | The second music film festival

Лицензия Creative Commons

Балет «Дон Кихот» | Ballet «Don Quixote»

Как известно, 27 марта отмечают Всемирный день театра. В этот день мы решили опубликовать рецензию на онлайн-трансляцию музыкального спектакля, которая состоялась буквально вчера в рамках фестиваля российской национальной театральной премии «Золотая Маска». Спектакль был исполнен труппой петербургского Театра балета им. Леонида Якобсона на сцене Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко и транслировался через Сеть на сайте Яндекса.

«Дон Кихот» (1869) балетного композитора Людвига Минкуса, скрипача и преподавателя Московской консерватории, был представлен в классической хореографии Мариуса Петипа. Напомним, что это единственный балет, изначально созданный Мариусом Петровичем для московской императорской труппы. Ровно 150 лет назад музыкально-сценическое произведение было поставлено в Большом театре. От петербургского репертуара его отличали меньшая академичность, большое количество характерных танцев и даже плясовых номеров. Надо сказать, что персонаж дона Кихота в балете не является лидирующим. Это легкомысленная, практически опереточная история любви Китри и Базиля. Легкомысленная настолько, что отец девушки не чурается благословить её с убитым (как он считает) возлюбленным, а дон Кихот в этом обмане принимает активное участие. Главным акцентом этого, надо сказать, большого по времени балета (около 3 часов) являются нескончаемые феерические танцы, в том числе испаноподобные, так как сюжет всё-таки связан с Испанией XVI века.

Фото с сайта Яндекса

Современный художник-постановщик Жером Каплан, с его слов, перенёс испанских героев и историю одного «розыгрыша с целью жениться» в декоративное пространство гравюр Гюстава Доре, которые «оживают» на сцене (напомним, что в 1860-е французский художник Доре написал иллюстрации к книге Сервантеса). Хотя, если честно, гравюры Доре в постановке были довольно условными. Но по красочности нарядов, постановке, харизме танцоров, световой гамме балет почти граничил с категорией ярмарочного шоу. Хотя порой дело и доходило до банальных режиссёрских приёмов. Так, постановщик балета Йохан Кобборг, кстати, премьер Датского Королевского балета и Королевского балета в Лондоне, ввёл в спектакль персонажа средневекового писателя, автора романа о хитроумном рыцаре. В начале и в конце балета на сцене появляется сам Сервантес и его большая книга «Дон Кихот».

Прямая трансляция была осуществлена компанией Яндекс. Благодаря этому событию можно было побывать в театре, сидя у домашнего ноутбука, увидеть аудиторию, которая в антрактах проходила мимо видеокамер, услышать комментатора, заранее записанные интервью постановщика и солистов, титры на началах сценических картин, а также сетевые зрители могли посылать через видеоплеер виртуальные букеты и аплодисменты артистам и музыкантам, которые явно были в тот вечер на высоте.

Конечно, в работе телеоператоров порой не хватало аргументированности в переходах с общего плана на средний и крупный. Да и непростительное отсутствие звука в увертюре подпортило впечатление. Но в целом оно осталось сугубо положительным, позитивный заряд (в том числе электронный) получен. Неслучайно, что балет «Дон Кихот» в постановке Йохана Кобборга номинирован на премию сразу в семи номинациях. Лауреаты «Золотой Маски» будут объявлены 16 апреля 2019 года на Исторической сцене Большого театра. Искренне желаем победить!

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 27 | Picture Story No. 27

Густав Климт. Золото модерна | Gustav Klimt. Art Nouveau Gold

Лицензия Creative Commons

Густав Климт. Золото модерна | Gustav Klimt. Art Nouveau Gold

2 марта 2019 года в Центре дизайна Artplay (ООО «УК «Артплэй», Москва, Нижняя Сыромятническая, д. 10) открылся центр цифрового искусства (ЦЦИ) Artplay Media, в котором мультимедийные проекты демонстрируются по расписанию — в формате киносеансов. Новая концепция арт-пространства включает не только модные сегодня в Европе иммерсивные выставки, но и кинопоказы, концерты, лекции по искусству, литературные чтения с использованием современных цифровых технологий. Напомним, что ещё пять лет назад в Центре дизайна Artplay открылся крупнейший в России мультимедийный выставочный центр. С тех пор здесь прошли такие иммерсивные выставки, как «Ван Гог. Письма к Тео», «Босх. Ожившие видения», «Питер Брейгель. Перевёрнутый мир», «Микки Маус. Вдохновляя мир» и многие другие. Выставочные проекты посетили более 2 млн. зрителей.

Проектом открытия ЦЦИ стала новая выставка «Густав Климт. Золото модерна», которая в аудиовизуальном формате демонстрирует все основные произведения, обеспечившие австрийскому художнику мировую славу. Теперь изображения проецируются не только на экраны, расположенные по периметру, но и на пол (технология Cinema 360). Общая площадь проекции составляет более 1000 кв. м.

«Наша выставка о том, как развивался стиль Густава Климта. Мы видим начало его пути в Вене, когда он был молодым художником, затем постепенно мы подходим к периоду Венского сецессиона, когда Климт хотел освободить себя от художественного академизма и создать собственное движение, мы видим как его в творчестве появляются символизм и ар-нуво, — рассказывает куратор выставки Яша Яворская. — Зрители увидят в иммерсивном формате портреты, пейзажи, декоративные композиции и изображения обнажённой натуры, осуществившие революционный переворот в венской живописи».

https://artplaymedia.ru

По информации пресс-службы выставки, партнёром её открытия стал итальянский бренд Cinzano. Уже в XIX веке компания поддерживала художников-модернистов и первой стала привлекать их к созданию своих рекламных плакатов. Для Cinzano создавали свои шедевры Адольфо Хохенштайн, Леонетто Капьелло и Плинио Кодогнато. Сотрудничество с лучшими художниками и иллюстраторами прочно связало бренд с искусством. Сегодня Cinzano активно поддерживает проекты, связанные с культурой и искусством, продвигает современные театральные направления и участвует в проведении выставок как современных, так и классических художников.

С 22 марта всех посетителей выставки «Густав Климт. Золото модерна» ждёт приятный сюрприз: БЕСПЛАТНЫЙ ПРОСМОТР ВТОРОЙ МУЛЬТИМЕДИЙНОЙ ВЫСТАВКИ.

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Максим Бысько

Лицензия Creative Commons

Ван Гог, «Звёздная ночь» | Van Gogh, Starry Night

Иммерсивная цифровая выставка — Ван Гог, «Звёздная ночь» — проходит во Франции в сети музеев Culturespaces (Carrières de Lumières, Atelier des Lumières) в 2019 году. Мультимедийное действо создано итальянцами Джанфранко Йаннуцци, Ренато Гатто и Массимилиано Сиккарди и музыкальным оформителем Лукой Лонгобарди, широко востребованными в Европе. Напомним, что именно ими недавно создана другая аналогичная выставка — к 500-летию со дня смерти Леонардо да Винчи «Гиганты эпохи Возрождения».

Теперь авторы предлагают посетителям погрузиться в картинные произведения нидерландского живописца Винсента ван Гога (1853-1890), который за последние 10 лет своей жизни написал более 2000 картин в авангардной в то время технике «impasto» (нанесение на холст толстого слоя густой краски из тюбика). На большой проекционной площади движутся оцифрованные картины — от «Подсолнухов» и «Звёздной ночи» до знаменитой «Спальни в Арле», отображающие движение жизни самого художника. «Тематический маршрут» рисует его пребывание в различных населённых пунктах Голландии и Франции конца XIX века: Нюнен, Арль, Париж, Сен-Реми-де-Прованс и Овер-сюр-Уаз.

Выставка реализуется на современном техническим оборудовании AMIEX. Технология позволяет создавать автоматическую синхронизацию движения оцифрованных изображений высокого разрешения, поступающих на стены и пол музейного павильона с сотни видеопроекторов, и записанной музыки, разбросанной в пространстве помещения по многим точкам.

https://www.amiex.culturespaces.com/en

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Киноконцерт «Артист» в БЗК | Cinema Concert «Artist» in the Grand Hall

Как говорится, всё новое — это хорошо забытое старое. А в искусстве обращение к старинным формам происходит постоянно. XX век захлестнули самостоятельные направления с приставкой «нео» (необарокко, неоклассицизм, неоромантизм, неомодернизм), а XXI столетие вообще вошло в русло сплошных заимствований, парафразов и/или постмодернистских миксов из достояния прошлого. Абсолютно справедливо художественное утверждение поэта Андрея Вознесенского «Мы все — римейки», которое он выразил в своём стихотворении «Храм» (1997). Римейки в поэзии, римейки в музыке, римейки в кино и кинопоказе. Эти вихри повторов являются результатом огромного количества информации, которое накопило человечество и которое оно пытается осмыслить по-новому.

Киноконцерт «Артист» как раз из этой серии. Он уже неоднократно показывался в Royal Albert Hall (Лондон), Sydney Opera House (Сидней), Philarmonie De Paris (Париж), Opéra National de Bordeaux (Бордо), Brussels Philharmonic (Брюссель) и др. 7 марта 2019 года киноконцерт вновь состоялся в Большом зале Московской консерватории (организатор: ООО «Запомни»). В качестве тапёра к немой кинокартине XXI века выступил Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония», за дирижёрским пультом был голландский маэстро Эрнст ван Тил, под руководством которого ранее был записан оригинальный саундтрек фильма (кстати, дирижёр является известным мастером по синхронному исполнению музыки во время кинопоказа), а за роялем — сам оскароносный французский композитор Людовик Бурс. Напомним, что чёрно-белый игровой фильм «Артист» практически полностью снят в стилистике немого кино, то есть с титрами вместо речи и без каких-либо шумов: шумовая сцена появляется временно в середине фильма, обозначая собой новую эру «звукового кино», ворвавшегося в нашу жизнь в 1929 году, а полностью звуковой картина становится только в конце — в сцене съёмок героями киноленты своего нового звукового фильма.

Романтическая комедия еврейско-французского режиссёра и сценариста Мишеля Хазанавичуса вышла на экраны в 2011 году (в России фильм вышел в прокат в 2012 году). Как уже было сказано, герои фильма сами являются киноработниками и на протяжении ленты постоянно снимают свои кинокартины или смотрят их в кинотеатрах («кино в кино» сопровождает весь фильм Хазанавичуса). По сюжету, звезда немого кинематографа Джордж Валентайн уверен в том, что Голливуд будет его профессиональной стихией вечно. Но эпоха немого кино внезапно и бесповоротно заканчивается, и актёр, склонный к суициду, то чуть не сгорает в собственном доме, то чуть не пускает себе пулю в рот, а молодая актриса помогает ему вновь реализоваться… Кинокартина получила много премий (в том числе «Оскар»), престижные премии получали и режиссёр-сценарист, и исполнитель главной роли Жан Дюжарден, и композитор Людовик Бурс.

Но на самом деле сверх-высоким достижением в искусстве не является ни сам фильм, ни, тем более, его довольно посредственная оригинальная музыка. Фильм добротно сделан и хорошо раскручен. Но шедевром его вряд можно считать особенно в концертном воплощении. Очень заштампованная, подражательная, не яркая и даже банальная музыка первой части фильма, вынесенная в пространство концертной сцены, вгоняет зрителей в зале в скуку (музыка Бурса местами очень похожа на задачки по гармонии, которые в России пишут в музыкальных училищах на уроках гармонии). При этом недостаточный размер экрана Большого зала и некачественный проектор подливают масла в огонь. Конечно, если смотреть фильм со сведённым звуком, то многие недостатки музыки значительно нивелируются чётко синхронизированным монтажом. Однако и концертную ситуацию спасают записанные (сведённые с кинокадрами) фрагменты: шумовая сцена и заимствованная музыка других композиторов (Артура Джонстона, Джозефа «Фуда» Ливингстона, Дюка Эллингтона). К слову, лирическая тема кинокартины полностью компилирована из балетного сочинения Альберта Хинастеры (Estancia), и даже любовная кульминация фильма сопровождается не оригинальным саундтреком, а… киномузыкой Бернарда Херрманна из хичкоковского Vertigo. Справедливо отметим, что музыка самого Бурса в последующих частях фильма, например, в сцене пожара, выглядит изощрённее и интереснее для концертного восприятия.

Наверное, можно не предъявлять к кинопоказу в сопровождении симфонического оркестра больших требований и остаться полностью удовлетворённым событием, как это, вероятно, произошло со многими зрителями 7 марта. Ещё до начала показа во время выхода композитора на сцену поднялся такой шквал аплодисментов, что после них можно было со спокойной совестью уходить домой! Сильно аплодировали и во время кинопоказа, и в конце — когда Людовик Бурс в своём белоснежном костюме встал за дирижёрский пульт, чтобы самому продирижировать номер на бис. Если на фортепиано он играет довольно неплохо, то профессионально дирижировать совсем не умеет. Его несуразное «махание» выглядело очень комично. И хотя фильм по жанру и есть романтическая комедия, но композитор своей «запланированной выходкой» превратил его финал в легкомысленный фарс — на радость изначально разгорячённой публике. Да и довольно неэтично выглядело, как он единолично пожинал лавры за всех авторов, чью музыку исполнили на концерте, при этом не назвав даже их имён.

Если выбирать между фильмом и его концертным кинопоказом, то я выбираю «сведённый» фильм Хазанавичуса (в котором многие опорные места омузыкалены вовсе не музыкой современного французского композитора), а не подражание исполнению немого кино времён первых десятилетий прошлого столетия, хоть второе — и писк необуржуазной моды.

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 26 | Picture Story No. 26

Киноконцерт «Артист» | Cinema Concert «Artist»

Лицензия Creative Commons

Дополнительная виртуальность | Additional virtuality

В последние три десятилетия в нашу жизнь активно внедряется понятие «дополненной реальности». Ещё в 1990-е годы этот термин стал использоваться в английском языке (augmented reality) в связи с дополнительными сенсорными данными, направленными на улучшенное восприятие того или иного явления. При этом добавочные сенсорные данные внедряются как в реальное пространство (реальность, дополненная виртуальностью), так и в изначально виртуальное произведение, представленное на экране (виртуальность, дополненная виртуальностью). Классическим примером может считаться использование дополнительных сенсорных данных на спортивном телевидении, когда добавочная цветная линия указывает на футбольного игрока, находящегося ближе всего к воротам соперника, или на телеэкране возникают разнообразные стрелки, сообщающие зрителям о расстоянии от точки A до точки B или повторяющие траекторию летящего спортивного снаряда (к примеру, мяча). А яркими примерами внедрения сенсорных данных в физическую реальность могут считаться всякого рода видеомэппинги (3D-проекции на объекты окружающей среды) и даже ловля покемонов в городских парках, когда через специальное мобильное приложение игрок видит то, чего обычные прохожие не видят.

Много интересных проектов с использованием добавочных сенсорных данных телекоммуникационной среды сегодня создаётся по всему миру, например, в Японии, Канаде, Германии, в том числе и в области инновационного искусства. Можно вспомнить нашумевший немецкий фильмовый квест 2011 года «Свидетель» /The Witness/, для участия в котором нужно было иметь iPhone c GPS-навигатором и следовать по Берлину, периодически просматривая «сенсорное» кино о русской мафии через мобильный телефон, наводимый на реальные физические объекты (на телефон поступают мультимедийные радиосигналы Аутернета).

Ещё в 1994 году было опубликовано совместное исследование известного канадского учёного-изобретателя Пола Милграма и японского научного сотрудника Фумио Кисино (руководителя отдела искусственного интеллекта в ATR Communication Systems) о так называемой «смешанной реальности», в контексте которой они справедливо выделили «дополненную реальность» и «дополненную виртуальность» — в зависимости от приближения к тому или иному полюсу (реальной или виртуальной среде).1

1 Milgram P., Kishino F. A Taxonomy of Mixed Reality Visual Displays // IEICE Transactions on Information System. Vol. E77-D, no. 12. 1994. P. 1321-1329.

Конечно, вышеназванное исследование касалось исключительно технической стороны вопроса (дисплеев) и совершенно не затрагивало категории эстетики. Как с художественной стороны проявляет себя в смешанной реальности изобразительное искусство, аудио- или аудиовизуальное искусство пока непонятно до конца ни творцам, ни искусствоведам. Первые шаги смешанной реальности в искусстве бывают часто путанными, и вместо дополнительной виртуальности, например, в изобразительный мир неаккуратно насаждается дополнительная реальность. Наверное, именно поэтому в 2018 году мимолётная критическая заметка (в виде поста в социальной сети) об одной инновационной московской выставке у меня получилась не лестная.

Если мы говорим о художественных образах, то есть о чём-то нереальном (существующем исключительно в сознании человека), то, соответственно, нужно акцентировать внимание на дополнительной виртуальности. Именно она расширяет рамки художественного мира, если гармонично впишется в изначальный вариант произведения. Думается, что вполне обоснованно и эстетично музыкальное исполнение на сцене может обогатиться видеопроекциями (в том числе в 3D) или кинорядом, как это стало буквально модно в последнее время (мультимедийные концерты, мультимедийные балеты и оперы). При этом дополнительная виртуальность запросто может и испортить оригинал, если будет неуместной, пошлой или явно излишней, то есть если выразительные элементы «второй» виртуальности, грубо говоря, не подойдут первичной системе выразительных средств (или банально будут эту систему дублировать). Негативных примеров тут хоть отбавляй.

Конечно, дополненная виртуальность наиболее очевидна в экранных искусствах, которые сами по себе ставят чёткую природную черту между физическим миром кинозала и виртуальным миром экрана. Я ранее упоминал, что голландский триллер «Андроид» /App/ (2013, режиссёр Бобби Бурманс) использовал дисплеи смартфонов в качестве «вторых экранов». Фильм одновременно транслировался на большом экране и на телефоне зрителя, находящегося в кинозале, тем самым позволяя ему видеть эксклюзивные сцены с другого ракурса. Наверное, именно этот трюк с дополнительными сенсорными данными позволил довольно слабой кинокартине удержаться в прокате первое время.2

2  Чернышов А. В. Киномузыка: теория технологий // ЭНЖ "Медиамузыка". № 3 (2014). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/3_2.html

В любом случае, дополнительная виртуальность в произведении искусства несёт такую же эстетическую нагрузку, как и основная виртуальность. Это просто способ расширения пространства и/или времени. Вполне очевидно, что люди будущего будут смотреть на экран сквозь экран, а звук слушать через всевозможные пространственно-временные расширения слоёв (стационарного и мобильного характера). Сложность художников будущего будет заключаться в том, чтобы создавать такие произведения, которые могли бы быть восприняты в различных вариантах основной и дополненной виртуальности, и при этом бы художественное качество не страдало. К слову, мы уже находимся в начальной стадии становления искусства будущего, искусства повышенной иммерсии и многоуровневой виртуальности.

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Фоторепортаж № 25 | Picture Story No. 25

Классическая музыка в 3D | Classical music in 3D

Лицензия Creative Commons

Кармина Бурана в Доме музыки | Carmina Burana in House of Music

9-10 февраля 2019 года в Московском международном Доме музыки планировалось достаточно необычное представление: исполнение знаменитого произведения немецкого композитора Карла Орфа в сопровождении проекций на стенах и плафоне Светлановского зала картин художников Возрождения. Исполнители: Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония» (дирижёр Сергей Тарарин), Государственная академическая хоровая капелла России им. А. А. Юрлова, Детский хор Большого театра России, а также солисты Эльвира Хохлова (сопрано), Александр Богданов (тенор) и Андрей Батуркин (баритон). Редакция ЭНЖ «Медиамузыка» посетила столь интересное событие в мире искусства.

Загадочная кантата всегда вызывает большой интерес у публики своей противоречивостью, мистицизмом и непривязанностью к религиозной тематике (10 февраля на «сеансе» в 15:00 в зале практически не было свободных мест). Однако загадочность названия — это всего лишь дословный перевод с латинского словосочетания «Песни Бойерна». Так был назван рукописный сборник поэзии вагантов, найденный в 1803 году недалеко от Мюнхена в бенедиктинском монастыре Бойерн, то есть Buranum по-латыни. Орф взял из этого сборника только 24 стихотворения (всего их там около трёхсот), чтобы, по его словам, сотворить праздник победы человеческого духа через равновесие плотского и вселенского. Это очень нестандартный подход. Здесь нет грозящего сверху перста, покаяния или катарсиса, эта музыка об избирательности судьбы, о том, как быстро проходит время для радостей земных, в том числе для «излишеств»: пьянства, обжорства и плотских удовольствий (а куда ж без них!).

Средневековую атмосферу удачно создал хор, появившись на сцене в серых балахонах с большими капюшонами. Оркестранты были одеты в красное и чёрное. В начале представления на сцене Светлановского зала появилась конферансье, которая долго говорила о том, когда и где можно приобрести билеты на различные мероприятия «Русской филармонии». Такое «вступление» было сильно затянуто. Понятно, что реклама есть двигатель торговли, но ведь в зале собрались люди по конкретному поводу. Перейдя кратко к творению Карла Орфа, к сожалению, ничего путного о предстоящем концерте зрителям она не поведала, кроме, разве что, имён художников (почему-то без перечисления их полотен, фрагменты которых потом демонстрировались в проекции). А могла бы. Хотя бы потому, что Кармина Бурана была написана в Германии 1935-36 годов, что первое её исполнение состоялось во Франкфурте-на Майне в 1937 году, что её высоко ценил Геббельс и пр. Что изначально некоторые стихотворения сборника вагантов имели невменные нотные знаки, до сих пор не расшифрованные исследователями (а не мог ли сам композитор каким-то образом расшифровать некоторые из них и переписать в принятой нотации?). Даже полное название сценической кантаты так и не прозвучало, а оно вполне «говорящее»: «Carmina Burana — Песни Бойерна. Мирские песни для исполнения певцами и хорами совместно с инструментами и магическими изображениями». Ничего такого мы не услышали, поэтому каждый зритель в своём восприятии руководствовался теми знаниями, которые имел.

Но тут, наконец, грянули первые аккорды первого номера O Fortuna, и колесо Судьбы завертелось… Изображения колёс проецировались справа и слева на балконы, фрагменты картин плыли по потолку. Честно говоря, особой грандиозности в «мультимедийных» изображениях я не заметил. Даже если бы их не было совсем, воздействие музыки нисколько бы не уменьшилось. Хотя, надо признать, что объятые живым пламенем балконы и трубы органа на предпоследнем номере Ave formosissima произвели очень сильное впечатление!

Отдельно хочется сказать об исполнении. В наше время посещение разного рода концертов и музыкальных мероприятий связано с некоторым риском. К сожалению частенько можно слышать, как органисты с мировыми именами «разбирают» на сцене текст по нотам, как дирижёры машут так, словно хотят улететь, и при этом совершенно не слышат фальшь оркестра: отдельные группы инструментов банально не настроены (обычно это литавры, но бывают и струнные, и духовые), как визг в малую секунду у сопрано в хоре совершенно естественно воспринимается невзыскательной публикой в уважаемых залах и даже вызывается на бис.

Здесь нам повезло, и ничего этого не было. Хор пел очень достойно (даже детский), оркестр был сыгран и строен (единственное, что ему немного не хватало динамики, но это, скорее зависит от не очень хорошей акустики Светлановского зала), солисты тоже были ярки и интересны. Никто и ничто не помешало восприятию музыки Карла Орфа. Можно сказать, что в этот раз колесо Фортуны повернулось в нашу сторону.

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Максим Бысько

Лицензия Creative Commons