Архив метки: Сад

Сад, проверенный временем | Time-tested Cherry Orchard

На одной из премьер своего фильма 2008 года известный петербургский кинорежиссёр Сергей Овчаров просил публику: Если вы посмотрите его, и с первого раза он вам не понравится, пожалуйста, посмотрите его второй раз… Лично меня овчаровский «Сад» зацепил с первых кадров и продуманным до мелочей сценарием, и изобретательными режиссёрскими находками, и реалистичным гримом, и искусственными декорациями созданного в студии Ленфильма цветущего сада, и чувственной и осознанной игрой всех до одного актёров, и блестящим саундтреком (это касается и речи, и шумов, и музыки). А со второго более детального просмотра я просто влюбился в этот фильм. За многие годы постсоветской кинематографии такая любовь являлась ко мне крайне редко.

Кинофильм этот очень актуальный, а через 10 лет он стал ещё актуальнее и приобрёл особую вкусовую терпкость: «вся Россия — наш сад» практически вырублена для нужд беспринципных «дачников», и звук топора с каждым днём звучит в саду всё сильнее и сильнее. Уже даже сложно припомнить, что когда-то он был вишнёвым. Можно предположить, что фильм под куцым названием «Сад» является идейным продолжением апокалиптического и пророческого «Оно», снятого в далёком 1989 году. Признанный мастер трагифарса, — вспомним советские инновационные фильмы 80-х: «Левша» с речитативно-поющим императором (в исполнении Леонида Куравлёва) или упомянутое  «Оно», в котором блестяще сыграли многие звёзды советского экрана (Санаева, Гундарева, Крючкова, Быков, Табаков и мн. др.), — создал удивительную сентиментальную комедию. Как во многих образцах русской классической литературы, в фильме нет счастливых героев: все смеются сквозь слёзы и плачут сквозь смех. Собственно, сам Чехов в начале ХХ века отнёс свою, кстати, последнюю пьесу к жанру комедии. Однако должной искромётности и музыкальности пьеса доселе не получала.

Саундтрек кинокартины перенасыщен музыкой, при этом музыкой довольно разной в стилевом отношении, но очень гармонично переплетающейся с фабулой чеховской пьесы. Наверное, символично, что композитором и продюсером фильма выступил один и тот же человек (кинокомпания Proline Film). Практически все сцены кинофильма омузыкалены. Это и авторская музыка Андрея Сигле, и заимствованная музыка старинных русских романсов в исполнении Надежды Обуховой: «Мы вышли в сад» (М.Толстой/А.Толстая), «Звёзды» (Б.Борисов/Е.Дитрикс). Внесу нотку критики: заимствования в титрах почему-то не указаны, поэтому отдадим им почесть здесь! Шип пластинки с романсами Обуховой создаёт особый выразительный эффект фильма, когда соединяется со всплывающими титрами и ускоренным движением кадров. Вместе они воссоздают особую «старинную» атмосферу. Обратите внимание, что другие «явные» шумы при этом отсутствуют  точно так же, как в немом кино (см., к примеру, сцену приезда барыни).

Андрей Сигле создал замечательные контрастные темы: стилизованную барочную, романсоподобную, шарманкоподобную, тему в духе французского шансона, цирковую, революционно-маршевую. Начинается своеобразный 7-дневный каунт-даун (обратный отсчёт дней до дня торгов), и эта кинематографическая неделя наполняется разношёрстной музыкой. Калейдоскоп повторяющихся музыкальных тем усиливает комедию масок, постепенно «крокодиловых» слёз становится всё больше, трагифарс становится всё напряжённее. И самым большим становится последний трагифарсовый день, день торгов и отъезда (это почти половина фильма). Но и он, начинаясь танцевальным променадом, насквозь пронизан музыкальной мозаикой. Накалённый до абсурда коллаж выбрасывает финал кинокомедии в русло настоящей русской трагедии, трагедии опустошённой души. На экране уже нет действия, это финальные титры, но звуковым послесловием звучит музыкальная драма в духе патетики Чайковского. Прощай, печальный sad! Прощай, Россия!

Сад

Мы давно заблудились в мире, растеряв свою самость и национальное достояние. Чехов уловил этот посыл ещё накануне кризиса императорской власти и революционного краха. Овчаров уловил новый виток (может быть, последний) этого опасного распада. Это прекрасно видно и слышно в его фильме. Слышно даже в специально сконструированной речи. Слуги разговаривают на французский манер, становясь Яша́ми и Дуняша́ми. А гувернантка Шарлотта делает явно не русские акценты, когда пытается донести окружающим информацию о потере своей идентификации:

О́ткуда я?
Кто я?
Не́ знаю…

А вы ещё помните, кто вы и о́ткуда?

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons