Киноконцерт «Артист» в БЗК | Cinema Concert «Artist» in the Grand Hall

Как говорится, всё новое — это хорошо забытое старое. А в искусстве обращение к старинным формам происходит постоянно. XX век захлестнули самостоятельные направления с приставкой «нео» (необарокко, неоклассицизм, неоромантизм, неомодернизм), а XXI столетие вообще вошло в русло сплошных заимствований, парафразов и/или постмодернистских миксов из достояния прошлого. Абсолютно справедливо художественное утверждение поэта Андрея Вознесенского «Мы все — римейки», которое он выразил в своём стихотворении «Храм» (1997). Римейки в поэзии, римейки в музыке, римейки в кино и кинопоказе. Эти вихри повторов являются результатом огромного количества информации, которое накопило человечество и которое оно пытается осмыслить по-новому.

Киноконцерт «Артист» как раз из этой серии. Он уже неоднократно показывался в Royal Albert Hall (Лондон), Sydney Opera House (Сидней), Philarmonie De Paris (Париж), Opéra National de Bordeaux (Бордо), Brussels Philharmonic (Брюссель) и др. 7 марта 2019 года киноконцерт вновь состоялся в Большом зале Московской консерватории (организатор: ООО «Запомни»). В качестве тапёра к немой кинокартине XXI века выступил Симфонический оркестр Москвы «Русская филармония», за дирижёрским пультом был голландский маэстро Эрнст ван Тил, под руководством которого ранее был записан оригинальный саундтрек фильма (кстати, дирижёр является известным мастером по синхронному исполнению музыки во время кинопоказа), а за роялем — сам оскароносный французский композитор Людовик Бурс. Напомним, что чёрно-белый игровой фильм «Артист» практически полностью снят в стилистике немого кино, то есть с титрами вместо речи и без каких-либо шумов: шумовая сцена появляется временно в середине фильма, обозначая собой новую эру «звукового кино», ворвавшегося в нашу жизнь в 1929 году, а полностью звуковой картина становится только в конце — в сцене съёмок героями киноленты своего нового звукового фильма.

Романтическая комедия еврейско-французского режиссёра и сценариста Мишеля Хазанавичуса вышла на экраны в 2011 году (в России фильм вышел в прокат в 2012 году). Как уже было сказано, герои фильма сами являются киноработниками и на протяжении ленты постоянно снимают свои кинокартины или смотрят их в кинотеатрах («кино в кино» сопровождает весь фильм Хазанавичуса). По сюжету, звезда немого кинематографа Джордж Валентайн уверен в том, что Голливуд будет его профессиональной стихией вечно. Но эпоха немого кино внезапно и бесповоротно заканчивается, и актёр, склонный к суициду, то чуть не сгорает в собственном доме, то чуть не пускает себе пулю в рот, а молодая актриса помогает ему вновь реализоваться… Кинокартина получила много премий (в том числе «Оскар»), престижные премии получали и режиссёр-сценарист, и исполнитель главной роли Жан Дюжарден, и композитор Людовик Бурс.

Но на самом деле сверх-высоким достижением в искусстве не является ни сам фильм, ни, тем более, его довольно посредственная оригинальная музыка. Фильм добротно сделан и хорошо раскручен. Но шедевром его вряд можно считать особенно в концертном воплощении. Очень заштампованная, подражательная, не яркая и даже банальная музыка первой части фильма, вынесенная в пространство концертной сцены, вгоняет зрителей в зале в скуку (музыка Бурса местами очень похожа на задачки по гармонии, которые в России пишут в музыкальных училищах на уроках гармонии). При этом недостаточный размер экрана Большого зала и некачественный проектор подливают масла в огонь. Конечно, если смотреть фильм со сведённым звуком, то многие недостатки музыки значительно нивелируются чётко синхронизированным монтажом. Однако и концертную ситуацию спасают записанные (сведённые с кинокадрами) фрагменты: шумовая сцена и заимствованная музыка других композиторов (Артура Джонстона, Джозефа «Фуда» Ливингстона, Дюка Эллингтона). К слову, лирическая тема кинокартины полностью компилирована из балетного сочинения Альберта Хинастеры (Estancia), и даже любовная кульминация фильма сопровождается не оригинальным саундтреком, а… киномузыкой Бернарда Херрманна из хичкоковского Vertigo. Справедливо отметим, что музыка самого Бурса в последующих частях фильма, например, в сцене пожара, выглядит изощрённее и интереснее для концертного восприятия.

Наверное, можно не предъявлять к кинопоказу в сопровождении симфонического оркестра больших требований и остаться полностью удовлетворённым событием, как это, вероятно, произошло со многими зрителями 7 марта. Ещё до начала показа во время выхода композитора на сцену поднялся такой шквал аплодисментов, что после них можно было со спокойной совестью уходить домой! Сильно аплодировали и во время кинопоказа, и в конце — когда Людовик Бурс в своём белоснежном костюме встал за дирижёрский пульт, чтобы самому продирижировать номер на бис. Если на фортепиано он играет довольно неплохо, то профессионально дирижировать совсем не умеет. Его несуразное «махание» выглядело очень комично. И хотя фильм по жанру и есть романтическая комедия, но композитор своей «запланированной выходкой» превратил его финал в легкомысленный фарс — на радость изначально разгорячённой публике. Да и довольно неэтично выглядело, как он единолично пожинал лавры за всех авторов, чью музыку исполнили на концерте, при этом не назвав даже их имён.

Если выбирать между фильмом и его концертным кинопоказом, то я выбираю «сведённый» фильм Хазанавичуса (в котором многие опорные места омузыкалены вовсе не музыкой современного французского композитора), а не подражание исполнению немого кино времён первых десятилетий прошлого столетия, хоть второе — и писк необуржуазной моды.

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.