Музыкальное оформление YouTube-фильма | Musical design of YouTube-film

На первый взгляд кажется, что никакой разницы между музыкальным оформлением кинофильма (или телефильма) и интернет-фильма не существует. Кажется, что кинотеатр (в том числе домашний), телеканал и Всемирная сеть — это всего лишь среды, в которых представлен тот или иной фильм. Мы давно привыкли к тому, что кинофильмы показывают по телеканалам, кинотеатры принимают прямую телевизионную трансляцию, а в Интернете выложены десятки тысяч видеофильмов. Действительно, производители аудиовизуальных произведений сегодня имеют собственные электронно-цифровые сетевые ресурсы, на которых распространяют свою кинематографическую продукцию. Нередко даже на бесплатной основе, как это можно видеть на партнёрских YouTube-каналах Киноконцерна «Мосфильм» или Киностудии «Ленфильм».

Однако не всё так однозначно. Во-первых, с точки зрения использования музыкального материала. Дело в том, что сегодня существуют специальные открытые онлайн-фонотеки с музыкальными треками и звуковыми эффектами, которые можно бесплатно использовать при производстве интернет-фильма (оригинальная композиторская музыка слишком затратна для интернет-индустрии). Наверное, самой известной такой «свободной» фонотекой является Фонотека YouTube, предоставляющая пользователям-производителям беспрепятственно использовать свои звуковые материалы в фильме, который будет в дальнейшем выложен на одноимённом видеохостинге (в том числе и с коммерческой целью). Заметьте, что выложив фильм с заимствованной музыкой Фонотеки YouTube на других хостингах, вы, скорее всего, нарушите авторские права композиторов (аранжировщиков) и смежные права исполнителей и изготовителей фонограмм.

YouTube-фильм

Это касается и телевизионной трансляции. Именно поэтому скандально-известный российский документальный YouTube-фильм «Он вам не Димон» (2017, ФБК), невозможно показывать на телеканалах. Видеофильм-расследование, не содержащий титров с указанием правообладателей музыки, открывается заставкой, оформленной треком Cataclysmic Molten Core (Jungle Punk), который по существующей лицензии можно использовать только в видеопродукции для YouTube:

Конечно, уладив все взаимоотношения с правообладателями и добавив титры с указанием авторов сценария, режиссёра и композиторов, фильм можно превратить в телевизионный. Но правовой вопрос часто не является единственным отличием интернет-фильма. Тот же фильм ФБК является лишь частью мультимедийного исследовательского проекта в Сети, который содержит электронные тексты, слайд-шоу, гиперссылки, интерактивные схемы.

Собственно, и сам интернет-фильм может быть интерактивным, требующим пользовательского выбора1. В этом случае его в принципе затруднительно перенести на телеэкран или в кинозал, — хотя такие примеры есть: взять, к примеру, недавний полнометражный швейцарско-британский кинофильм Тобиаса Вебера Late Shift /Ночная игра/ (2016), при просмотре которого кинозрители при помощи интернет-приложения Ctrlmovie и смартфона голосуют за тот или иной вариант сюжета, предложенный режиссёром (отсюда 7 вариантов финала):

1 Для справки: первым интерактивным фильмом в мире был фильм "Киноавтомат" (1967, режиссёр Радуш Чинчера), произведённый в коммунистической Чехословакии и представленный на выставке в Монреале. Также из известных образцов ХХ века можно назвать американскую комедию I'm Your Man /Я к вашим услугам/ (1992, режиссёр Боб Бежан), для просмотра которой в нью-йоркских кинотеатрах были установлены специальные контроллеры для голосования зрителей, принимающих решения за главного героя.

Надо отметить, что телефонные коммуникации с аудиторией в цифровых фильмах существовали и ранее. К примеру, в коротком (9-10 минут) немецком триллере Last Call /Последний звонок/ (2010, режиссёр Кристиан Мильман) девушка, мечущаяся от убийцы-психопата по заброшенному санаторию, с экрана при помощи специального программного обеспечения звонит случайному зрителю в зале, зарегистрировавшему до киносеанса номер своего мобильного телефона, и как бы консультируется у него, как ей поступить далее (программная оболочка распознаёт голос и переводит действие фильма на соответствующий эпизод).

Аналогично небольшая британская компьютерная кинокартина Being Henry /Быть Хенри/ (2011, режиссёр Ник Гордон, Land Rover) предлагает зрителю-пользователю 9 различных сюжетных линии и 32 варианта финала. Здесь есть возможность управлять действиями главного героя в исполнении Лео Фитцпатрика подобно тому, как это можно делать в компьютерной видеоигре. «Пользовательская» музыка при этом представляет собой элементарное закольцованное повторение небольшого трека («петли»), и её хронометраж зависит от скорости принятия решений зрителем:

Таким образом, музыкальное оформление фильма-игры с вариантным хронометражем, как и хронометраж и монтаж самого интерактивного фильма, имеет явное отличие от чётко регламентированного традиционного кино и его музыки. Когда визуальное действие приостанавливается, музыкальные «петли» заполняют алеаторное кинематографическое время. И это уже сугубо художественно-технологическая особенность современного кино, которое с успехом реализуется в Сети. Так, игровой калифорнийский фильм The Outbreak /Вспышка/ (2008, режиссёр Крис Лунд, SilkTricky) состоит из эпизодов-глав (в районе одной минуты каждый). Зритель-пользователь должен сделать выбор главы из предложенных двух-трёх вариантов. От этого выбора «соавтора» фильма зависит, погибнет герой от рук зомби или спасётся. Из аналогичных «пазлов» строится динамичный короткометражный немецкий онлайн-фильм Five Minutes /Пять минут/ с продакт-плейсментом часов фирмы Casio (2014, режиссёр Максимилиан Ниман, Filmakademie Baden-Württemberg).2

2 Чернышов А. В. Киномузыка: теория технологий // ЭНЖ "Медиамузыка". № 3 (2014). URL: http://mediamusic-journal.com/Issues/3_2.html

Конечно, на телевидении, аналогичные проекты с непредсказуемым хронометражем и интерактивными пользователями реализовать крайне сложно. Зато в Сети в последнее время интерактивные фильмы нередко создаются при помощи медиаплееров YouTube. К примеру, можно назвать новозеландский чёрно-комедийный YouTube-проект Deliver Me to Hell (2010), рекламирующий местную пиццу (Hell Pizza), шотландский социальный интернет-фильм Choises (2015) или азербайджанский игровой интерактивный триллер Smiley (2015).

Встаёт вопрос: на что можно обратить внимание в музыке интерактивных фильмов? Не считая её «закольцованности» (основанного на музыкальной «петле»), она может быть абсолютно разной по своему характеру (вызывать ажиотаж, безразличие, трепет, сочувствие и т. п.). При этом с функциональной точки зрения, музыка не только сопрягается с действиями на экране, но и непосредственно влияет на действие зрителя-игрока, ведь он сам выступает частью героя фильма. Поэтому звуковое пространство «соучастия», в которое включена музыка и в которое «втянут» пользователь, выходит за нормы звуковых слоёв. Закадровая или внутрикадровая музыка в зависимости от эпизода («пассивного» или «активного» для зрителя) делится ещё на фильмовую и на игровую. То есть и функционирование, и аудиопартитура киномузыки здесь значительно разрастаются. Также модифицируется и феномен «присваивания» чужой музыки: зритель-игрок «присваивает» музыку интерактивного фильма и воспринимает её не как известную или неизвестную ему, а как часть собственной фоносферы.

А опыт изучения интерактивной киномузыки и вообще интерактивного кинозвука становится непосредственно частью большого практического эксперимента, в котором результаты анализа могут быть сделаны лишь после цикла проведённых просмотров фильма. Не только идеи режиссёра, композитора, звукорежиссёра, авторов алгоритмов следования сцен и т. п., но и психология и действия зрителя в этом процессе становятся непосредственными объектами исследования. И эта «пользовательская» технология представляет собой новые горизонты музыки кино, сопряжённой с эстетикой видеоигр и феноменом повышенной виртуальной иммерсии, когда стирается грань между реальным пространством и пространством экрана в буквальном смысле. Здесь можно вспомнить американские фильмовые видеоигры 90-х, как Mad Dog McCree (режиссёр Дэвид О. Робертс), в которых по киноперсонажам на экране стреляли световым лучом из пистолета-приставки, а также упомянуть современные канадские проекты: иммерсивный фильм MIYUBI (2017, Felix & Paul Studios), выполненный в панорамной технике 360° с использованием очков виртуальной реальности Oculus, и кинотеатральный короткометражный фильм-эксперимент Trapped (2017, режиссёр Зак Рамелан), в котором действие протекает одновременно в физическом кинозале и в этом же кинозале на экране:

Библиографическая ссылка:

Автор текста: Александр Чернышов

Лицензия Creative Commons

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.